Skip to navigation – Site map
The Military and Society

Любовь без Удовлетворения: Русская Православная Церковь и Российская Армия

Nikolai Mitrokhin

Abstract

The Russian Orthodox Church has positionned itself before the State and society as an organization representing the religious interests of the largest part of the Russian population.For this reason, during the first half of the 90’s, the Church has requested the possibility to perform pastoral  and missionary activities in social spheres closed to her during the Soviet period. The Russian Army and the power ministries were among them. But having received the right to work in these institutions, the Church proved itself unable to fulfill its task, although it  found a “common language” with military leaders on “patriotic upbringing” and “fight against spiritual agression”. The incapacity of the Church to meet the army leadership’s expectation to improve the morale of soldiers and sergents and, at the same time, the low level of religious culture among servicemen gave ground to growing mutual dissatisfaction.

Top of page

Index terms

Countries :

Russian Federation

Research Fields :

Sociology
Top of page

Full text

1Русская православная церковь претендует на представление перед Богом, государством и иностранными правительствами религиозных и отчасти общественных интересов всего «православного народа» России и государств СНГ. Эта идея неоднократно оглашалась руководством Церкви и была закреплена в принятом на Архиерейском соборе РПЦ 2000 г. документе «Основы социальной концепции РПЦ».

2В то же время руководство Церкви осознает, что имеет прямое влияние на очень небольшую часть населения России. В храмы по данным социологов регулярно (то есть хотя бы пару раз в год) ходит не более 8 % населения России, а по подсчетам Министерства внутренних дел (далее – МВД) Пасхальную заутренюю – главную ежегодную службу, посещают 3,3 % граждан страны1.

3При этом о своей «православности» в ходе социологических опросов заявляют до 80% населения страны. Как ученые мы понимаем, что в этот ответ вкладывается скорее этническая, чем религиозная идентификация. Ведь по тем же опросам не более 60 % населения говорят, что они верят в Бога2. Однако Церковь видя огромный зазор между числом своих реальных и потенциальных (как ей кажется) прихожан стремится сократить его. Нежелание людей ходить в храмы она объясняет годами государственного атеистического воспитания, целенаправленного разрушения института Церкви и потому возлагает ответственность за исправление этой исторической «несправедливости» на нынешнюю власть и, в меньшей степени, общество.

Что Церковь хочет от государства в военной сфере

4По мнению Церкви есть два направления возврата к исходной ситуации, прерванному в 1917 г. «золотому веку» ее доминирования почти на всем пространстве Российской империи. Первый – возвращение государством РПЦ изъятой при большевиках собственности и прямые финансовые вливания для того, чтобы она могла осуществлять различные виды своей «социальной деятельности»3 и «восстанавливать утраченное». Второй – поддержка государственными институтами различных церковных инициатив, от введения православного образования в средних школах, до запрета на деятельность иностранных миссионеров и выдворения их из страны. К подобным инициативам относится и «духовное окормление» армии.

5 «Духовное окормление» понимается духовенством и активистами РПЦ как беспрепятственная и по возможности оплачиваемая государством пастырская, миссионерская и катехизаторская деятельность Церкви в воинских подразделениях, а также (при идейной помощи священников) подавление «сектантов», в случаях начала их миссии в рядах военнослужащих. Под беспрепятственной деятельностью имеется ввиду:

  • 1. допуск священника на территорию воинских частей для выполнения своих функций: встречи с имеющимися или потенциальными верующими для совместной молитвы, бесед, исповеди, причащения, крещения, раздачи литературы;исполнения коллективных обрядов: проведения литургии, молебнов, освящения помещений.

  • 2. постоянное присутствие духовенства, в частности, оборудование молитвенной комнаты в казарме, или строительство часовни или храма на территории части.

  • 3. придание легального статуса духовенству работающему с военными (капелланство) и финансирование государством (Министерством обороны) их деятельности.

6Первое пожелание, в общем и целом, выполняется. Одним из результатов российских реформ последних пятнадцати лет стало возвращение возможности религиозным организациям (и РПЦ в первую очередь) заниматься пастырской и миссионерской работой во всех сферах общества. Военнослужащий может свободно и не опасаясь наказания (как было в советское время) обращаться к священнику и тот, в свою очередь, может посещать его на территории части4.

7Вместе с тем законодательство РФ запрещает создание и деятельность всех типов общественных и религиозных организаций в государственных структурах, в том числе (если не в первую очередь), в воинских частях5. Поэтому постоянное присутствие духовенства в расположении частей в настоящее время находится вне правового поля и полностью зависит от доброй воли конкретного руководителя подразделения6.

8И, наконец, третье пожелание РПЦ о предании официального статуса имеющемуся войсковому духовенству и более того – финансированию деятельности оного на постоянной основе остается неразрешенным политическим вопросом. Он входит в комплекс требований которые на современном этапе Церковь обращает к государству. В официально сформулированного руководящим органом РПЦ списке требований к государству перечислены три конкретных пожелания: возврат собственности, введение «Основ православной культуры» и послабление с введением Индидвидуальных налоговых номеров в отношении части православных верующих7. Реальный список требований существенно больше, однако, они не столь официально задокументированы и декларируются различными руководителями Церкви. В их число входит создание и финасирование православного телеканала и цензурные ограничения на показ «безнравственных» передач в светских медиа, предоставление ряда налоговых льгот, принятие серьезных мер по ограничению деятельности других конфессий, а также финансирование деятельности священнослужителей в социальной сфере: больницах, детских домах, тюрьмах и армии.

9Эти требования в настоящее время далеки от удовлетворения и за пять лет правления В. Путина не стали ближе к осуществлению, несмотря на то, что власть периодически бросает «куски со стола», удовлетворяя непринципиальные пожелания РПЦ: засчитывание пенсионного стажа для священнослужителей советского времени, передача отдельных храмов, высылка некоторых иностранных священнослужителей, особо досадивших Московской Патриархии8.

Управление процессом и статистика

10Координацией и развитием связей РПЦ с военными занимается созданный 18 июля 1995 г. Синодальный Отдел по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями, который с 2001 г. возглавляет московский священник протоиерей Димитрий Смирнов. Шесть из десяти секторов отдела отвечают за связи с конкретными правоохранительными органами и родами вооруженных сил (подробнее структуру отдела можно посмотреть на его сайте (www.pobeda.ru )).

11Система управления РПЦ допускает большую автономию епархий, поэтому примерно в половине из них созданы отделы c аналогичным названием, которые действуют преимущественно самостоятельно. В отношении их Синодальный отдел выполняет координационные функции. Существуют противоречивые данные о количестве священников взаимодействующих с военными. По данным оглашенным главой Синодального отдела на Архиерейском соборе РПЦ в октябре 2004 г. таковых было 2000 (примерно 8%) от общего количества духовенства РПЦ, из которых 950 делали это на постоянной основе. В воинских частях было построено 156 храмов и часовен (не считая строящихся) и еще около 400 храмов, располагающихся около воинских частей считались работающими с военнослужащими9.

12Вместе с тем, гораздо более скромные данные оглашались тем же отделом на менее заметных, но более профессиональных мероприятиях – состоявшемся в сентябре 2003 г. в Рязани I-х сборах православного армейского духовенства, а также прошедшей в ноябре того же года научно-практической конференции «Отечество. Армия. Церковь». Согласно им епархиальным отделам подчинялись более 400 приходских священников, получивших благословение (приказ или разрешение) правящего архиерея на окормление военных. Всего на конец 2003 г. на территории воинских частей и подразделений правоохранительных органов насчитывалось более 100 храмов и часовен10. Те же данные были оглашены и на II учебно-методических сборах военного духовенства прошедших 24 –30 января 2005 г. в гарнизоне Ракетных войск стратегического назначения в подмосковном поселке Власиха11. Трое подобных сборов проводившиеся в 2003 и 2005 годах собирали соответственно 124 (из 37 епархий), 195 (56) и 88 человек священнослужителей12, значительная, если не большая часть которых являлась бывшими офицерами и прапорщиками.

13Существенная разница в этих цифрах свидетельствует о том, что Отдел реально не очень четко представляет себе ситуацию имеющуюся во многих епархиях. В резолюции II сборов духовенства в январе 2005 г. содержатся следующие пожелания: «Создать дееспособные епархиальные отделы по взаимодействию с ВС и ПУ [правоохранительными учреждениями]. На сегодня только в половине епархий такие отделы хотя бы формально созданы. 21 епархия не имеет даже одного ответственного за контакты с военными священника на всю епархию»13.

14Кроме того сотрудники Синодального отдела понимают, что существует большая разница между декларативным «духовным окормлением» и реальной пастырской работой. Если учесть, что в РПЦ сейчас около 150 епархий14, со средней численностью примерно в 180 священников, то получается, что регулярной работой с военными и сотрудниками правоохранительных органов даже по достаточно оптимистичным оценкам Отдела занимается, примерно, от трех до пяти человек на епархию, что на наш взгляд не очень много.

15При том, что со стороны Церкви один Синодальный отдел отвечает за отношения со всеми людьми в погонах отношения с различными ведомствами выстроены по-разному. Наиболее успешные и систематические отношения сложились с Министерством обороны и Министерством юстиции. В отношении МО РПЦ осуществляет разнообразную деятельность направленную на воцерковление военнослужащих и это стало основной темой данной статьи, в Минюсте ее внимание сконцентрировано в основном на заключенных и анализ этой деятельности проведен мною в других публикациях15. МВД, ФСБ, МЧС, как в лице министерств, так и в лице региональных подразделений поддерживают лишь эпизодические контакты с различными структурами РПЦ, хотя и допустили открытие православных храмов на территории офисов федеральных министерств или нескольких учебных центров, а также эпизодические поездки священников в боевые подразделения находящиеся в командировках в Чечне.  

Что военным надо от Церкви

16Со стороны военных за связь с РПЦ отвечают управления воспитательной работы. Они были образованы из политических отделов советского времени и их возглавляют люди преимущественно обученные в рамках советской системы политической подготовки. Они во многом сохраняют видение действительности и окружающего мира через призму советского опыта (например, восприятие любого иностранного государства как потенциального врага), хотя новая реальность несколько изменила фокус старых установок.

17Вот характерное выступление военного пропагандиста на общецерковном мероприятии:

«Возрастание значения фактора духовной безопасности обусловлено активно проводимой Россией политикой формирования многополярного мира. В соответствии с Концепцией национальной безопасности Российской Федерации Россия намерена последовательно отстаивать свою культурную и религиозную идентичность.

Анализ религиозной ситуации в России в контексте международных отношений демонстрирует, что со стороны западных стран во главе с Соединенными Штатами Америки происходит целенаправленное стимулирование деструктивных явлений религиозной жизни....

Подоплека такой политики США становится понятна в контексте их стремления к построению однополярного мира, что, по мнению идеолога американской внешней политики Збигнева Бжезинского, невозможно без ослабления России путем ее разделения на три части: европейскую, сибирскую и дальневосточную республики.

Осуществление этого плана подразумевает дискредитацию традиционных ценностей, подрыв нравственных основ национального бытия, девальвацию культурного наследия, неразрывно связанного с историей традиционных конфессий.16»

18Подобная точка зрения совпадает с распространенной в Церкви политико-мировоззренческой концепцией «Третьего Рима» прорывающейся в высказываниях наиболее откровенных представителей епископата и духовенства РПЦ. Например, епископа Читинского Евстафия (Евдокимова), выступавшего перед духовенством и военными на III общецерковных учебно-методических сборах в Бурятии, приходы которой входят в состав его епархии:

«Божиим Промыслом Россия в современном мире занимает положение, во многом схожее с тем, которое занимал Израиль во времена ветхозаветные. Православная Русь, Удел Пресвятой Богородицы,  – посреди бушующего моря еретических учений, язычества и сатанизма. Россия – третий Рим, удерживающий теперь мир от пришествия антихриста»17.

19В настоящее время вооруженные силы являются наиболее расположенной к сотрудничеству с РПЦ частью государственного аппарата. Люди в погонах традиционно консервативны и осознают себя «хранителями устоев» общества и потому симпатизируют другим социальным группам со схожей психологией. Они в большей степени, чем другие получатели бюджетных средств, склонны прислушиваться к приказам, идущим с верха ведомственной пирамиды, поэтому договор, заключенный между руководителем их министерства и Патриархом, для них значит больше, чем для, допустим, врачей. Большую роль в относительно успешной работе Церкви в этой среде сыграла и смена идеологических ориентиров. После крушения СССР военные испытывали острую нехватку идеологических символов, подкрепляющих дисциплинарные ритуалы. Недаром обнаружившиеся в армии на рубеже 1980–1990-х годов острые проблемы офицеры списывали на моральный кризис всего общества, которое «разлагало» «силовиков». Военное руководство продолжает мечтать о возвращении к советским временам, когда, как им казалось, рядовые (да и офицеры) были надлежащим образом морально мотивированы – то есть были готовы по приказу и без размышлений умереть «за Родину».

20Вот, например, мнение типичного на мой взгляд сторонника РПЦ из среды армейского командования – начальника Тульского артиллерийского инженерного института генерал-майора А.С. Волкова, записанное мною летом 2004 г. в присутствии настоятеля храма училища протоиерея Георгия Антонова:

«Церковь у нас участвует во всех ритуальных мероприятиях. .. Мы и крестим тут [в храме], и венчаем. Только единственное, я попросил, чтобы не отпевали18. Плюс все те [общественные и праздничные] мероприятия... Ведь мы когда воспитывались в школе, там система была пионеры, октябрята, комсомольцы были… Потом эта система разрушилась. Появились скинхеды, наркоманы. И вот Церковь возвращает нам систему воспитания. Заставляет нас вспомнить, что мы русскими были, возвращает в те рамки про которые забыли. Меня тут спрашивают: а вот как памятники Ленину стоят и церкви [восстанавливаются]. Я считаю, что и пусть стоят – то история, а это подарок. Сам я в Бога верую, потому что воевал [в Чечне] и сам все это по иному оцениваю. У меня в кармане всегда икона «Споручница грешных». … Курсанты у нас среди недели в храм, конечно, не ходят – графики занятий и службы не совпадают. Зато в субботу – воскресенье – пожалуйста»19.

21Подыгрывающее этим настроениям духовенство, например, епископ Петропавловский Игнатий (Пологрудов), выходивший в море в качестве члена экипажа подводной лодки, излагает это так: «Что такое армия? Это то место, где молодой человек на два года изолируется от гражданского общества20, в том числе и от его негативного, разлагающего влияния. Почему не использовать в полную силу это время для воспитания в юношах духа патриотизма?!»21. А глава Синодального отдела протоиерей Димитрий Смирнов еще более прям:

«Я думаю, что у нас патриотизм на высоком уровне. Во всяком случае, реакция нашего народа на то, что происходит со страной, более значительна, чем в Европе. Ни в одной стране мира люди не соглашаются умирать бесплатно. А у нас – пожалуйста. Почему англичане нанимают непальцев, а не воюют сами? А мы своими руками ведем полнокровную войну»22.

22Таким образом, религиозно мотивированная армия представляются командованию существенной альтернативой военнослужащим «по контракту» – относительно независимому и более требовательному к «начальству» контингенту.

Церковь предлагает военным идеологию

23Как говорилось выше, Церковь располагает достаточно серьезным набором требований к государству в военной сфере. Сейчас эти требования фокусируются на введении (точнее, в соответствии с церковной терминологией, возрождении) института военных капелланов. Для обоснования своих требований РПЦ использует ряд мифов, подтверждающих зависимость успехов России (СССР) на поле брани от помощи Церкви.

24Вот, например, цитата из методической брошюры по работе с военнослужащими для священнослужителей Екатеринбургской епархии – активно работающей в этом направлении. Тема первого занятия: «Роль русской Церкви в истории России». Соответственно, священник должен транслировать военнослужащим следующий текст:

«Вглядываясь в даль веков, мы не можем не восхищаться величеству земли отечественной. Кто первый виновник сего? Святая вера православная. Она соединила воедино разрозненные племена славянские, уничтожила племенные их отличия, бывшие преградой к их общению, и образовала один многочисленный, сильный и единодушный народ русский. Кто соблюдал и сохранял нашу народность в течение стольких веков, после столиких переворотов, посреди стольких врагов, посягавших на нее? Святая вера православная. <…> Знамение Креста Христова есть такой панцирь и щит русского воина с которым, по сознанию самих врагов наших, его можно умертвить, а не победить. Воскресить картины былой прекрасной Руси, напомнить о связях с прошлым и указать на наше величайшее духовное сокровище – этому посвящено сегодняшнее занятие. Связь армии с церковью в России во все времена была достаточно крепкой, усиливалась в периоды испытаний. История защиты Отечества тесно переплетена у нас с историей Русской Православной Церкви»23.

25Таким образом представители РПЦ апеллируют как к временам Святой Руси, когда по их мнению ни одна важная битва не выигрывалась без участия православного духовенства (роль священников в проигранных битвах ими не учитывается), так и к советской истории, где упор делается на роль Церкви в победных для СССР итогах Второй мировой войны. Духовенство утверждает, что лишь после того, как И. Сталин начал открывать церкви и вернул священников из тюрем, наметился решительный перелом в войне24.

26Православные неофиты в погонах усвоили и развили предлагаемые РПЦ мифологемы. Если начальник Синодального отдела протоиерей Димитрий Смирнов в своем публичном выступлении авторитетно утверждает, что во время войны над городами на самолетах возили иконы для защиты от врага и что И. Сталин «из практических соображений» решил превзойти А. Гитлера по количеству открытых храмов25, то прихожанин одного из крымских храмов офицер ВВС Украины Ю.И. Кузьменко понимает картину исторического прошлого так:

«Зимой 1941 года мало кто верил в победу... Но стали открывать храмы, монастыри и семинарии, священников вернули с фронтов и из тюрем, начались непрестанные Богослужения, и здесь рухнула магическая сила фюрера, бессильная под действием благодати Божией, люди воспрянули духом, в их сознании вокрес образ Святой Руси. <...> С чудотворной иконой Казанской Божьей Матери были совершены крестный ход вокруг Ленинграда и молебен в Москве. Эту икону привозили на самые тяжелые участки фронта <...> Перед наступлением священство совершало молебны, кропило святой водой солдат, шло первым под шквальный огонь врага, генералы тогда молились за страну, командиры напутствовали в бой – «с Богом». <...> Нет сейчас нужды думать, как строить воспитательную работу в армии. У нас есть свое православное духовенство, свой опыт духовного окормления воинов, только нужно восстановить институт священников армии и флота»26.

27Выступления и протоиерея и офицера, конечно же, анекдотически далеки от исторической реальности. Максимум религиозности, проявляемой военными в годы Второй мировой, состоял в посещении немногими из них храмов. Большинство церквей была открыто населением на оккупированных территориях при поддержке немецкого командования и коллаборационистов, встреча И. Сталина с архиереями, породившая РПЦ в ее сегодняшнем виде, состоялась только в сентябре 1943 г., когда СССР очевидным образом начал одолевать Германию (то есть уже после победы под Сталинградом и Курской дуги), а освобождение священников (далеко не всех) пришлось и вовсе на 1947–1948 гг. Хотя для образованной части духовенства не является большим секретом факт возрождения РПЦ (прежде всего открытие храмов и монастырей) с разрешения оккупантов27, признавать это кажется актом непатриотичным и деструктивным в плане работы с военными, которые до сих пор в массе своей положительно относятся к сталинскому периоду28. В целом просталинский миф о роли Церкви в войне убедителен для военных и гражданских чиновников, которые обычно плохо знают отечественную историю и апеллируют к ней для реализации актуальных политических задач29.

28Оплаченный из бюджета допуск к душам солдат и офицеров, не единственное, что хочет МП. Государство должно административными мерами оградить военнослужащих от влияния религиозных конкурентов. Этому служит тезис о «духовной безопасности» страны. То есть любой сектант или католик может оказаться потенциальным шпионом и «завербованный» им военнослужащий может начать работать на заграничного врага. Священники МП согласны терпеть в армии конкурентов в лице исламских, буддистских и иудейских священнослужителей, но на подчиненных ролях – занимающихся окормлением только представителей «своих» этнических групп. Тем более, что духовенство «традиционных» конфессий не слишком часто посещает армейские подразделения.

29Вместе с тем, в «своей» аудитории руководство Отдела или приглашенные им священнослужители не упускают возможности рассказать об «истинном облике» «традиционных» конфессий. Вот, например, цитата из официального отчета секции «Армия и Церковь: соработничество во имя жизни» общецерковных Рождественских чтений, проходившей в закрытом военном городке Одинцово–10 в Доме офицеров РВСН, в присутствии десятка епископов РПЦ, а также генералов российской армии:

«Большой интерес вызвало выступление известного богослова диакона Андрея Кураева, посвященное взаимодействию Православия и ислама. По мнению отца Андрея, Магомет не был знаком с подлинным христианством, поскольку в Коране он воспроизвел легенды о Христе, бытовавшие в то время среди остатков гностических сект.

Поскольку Секция проходила в годовщину освобождения Красной Армией Освенцима, отец Андрей рассказал, что очередность на отправку в лагерь смерти устанавливали, по соглашению с фашистскими властями, органы самоуправления еврейских гетто. Естественно, что первыми в списках оказались евреи христиане, атеисты, члены смешанных семей и т.п., а ортодоксальные иудеи всячески оберегались»30.

30Подобные историко-религиозные изыскания в среде военных и православных являются стандартным способом подтверждения антимусульманских и антисемитских настроений собравшихся. Обычно, все же этим занимаются кулуарно, но в данном случае, на закрытом собрании, было решено не скрывать убеждений. На этом фоне антипротестанская риторика сторонников РПЦ является нормой и декларируется уже открыто. Протестанты, которые реально готовы работать с армией и имеют для этого действующую уже несколько лет структуру – Союз христиан-военнослужащих России (СХВР) – воспринимаются как гораздо более серьезная угроза31. Тем более, что в подконтрольном им Российско-Американском христианском университете по договоренности с СХВР с 2003 г. был создан факультет, где священнослужителям протестанских церквей начали давать в качестве второго образования военную специализацию (с упором на психологию и педагогику в среде военнослужащих). Борьбе с сектантами посвящено III всероссийское совещание духовенства работающего с военнослужащими, которое прошло в Улан-Уде (Бурятия) в конце июня 2005 г. На нем предполагалось предупреждение руководителей воинских частей Сибири и Дальнего Востока о «сектантской опасности»32. Место проведения мероприятия было выбрано не случайно – Дальний Восток стал единственным регионом России, где число зарегистрированных групп протестантов превышает число православных. В Сибири также имелись регионы (в частности Бурятия), где число зарегистрованных протестантских общин превышает православных, не говоря уж о гораздо более высоком уровне их социальной активности.

31Тем не менее реальная ситуация с допуском протестантов на территорию воинской части остается на усмотрении ее руководителя. Там где он прислушивается к мнению местного духовенства РПЦ или придерживается радикальных атеистических взглядов – там протестанты скорее всего не получат возможности для легальной работы. С другой стороны известно как минимум несколько примеров (религиозные меньшинства стараются не афишировать свои успехи в среде военных), когда при поддержке командования регулярный доступ в части получали и протестанты33, и представители альтернативных РПЦ православных церквей34.

32Стремясь закрепиться в армии духовенство РПЦ готово отказываться от многих своих идеологических установок. Если многие священники в России готовы простить Сталину его преступления в отношении верующих чтобы вместе с военными восхвалять его роль в «возрождении» Церкви и государства, то в Украине духовенство РПЦ дружит с военному на другой основе. Несмотря на то, что руководство РПЦ и большинство активных верующих Церкви вслед за российским правительством осуждало войну антитеррористической коалиции с Ираком, архиепископ Львовский Августин (Маркевич), руководитель (с 1999 г.) Синодального отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными органами Украинской православной церкви, входящей в состав РПЦ, в 2004 г. посещал украинский воинский контингент в Ираке и направил туда священников на постоянное служение35.

Отношение на уровне первых лиц

33Взаимоотношение РПЦ и руководства Министерства обороны претерпевало некоторые изменения в течении 1990-х-2000-х годов, но по существу оставалось стабильным.

34В руководстве РПЦ имеются две по-настоящему авторитетные для политической элиты страны фигуры – сам Патриарх и руководитель Отдела внешних церковных связей митрополит Кирилл (Гундяев), но ни тот, ни другой не уделяли пристального, а главное систематического внимания проблеме влияния Церкви на военных. Достаточно сказать, что ни на одном из трех сборов армейского духовенства не присутствовал ни один из постоянных членов Священного Синода, хотя Патриарх и митрополит Кирилл находят время для многочисленных встреч и поездок как внутри страны, так и за ее пределами. Первый глава Синодального отдела – епископ Красногорский Савва (Волков) – вынужден был подать в отставку в июле 2001 г. За шесть лет он не добился никаких заметных результатов в деле налаживания отношений с военнослужащими (и в первую очередь в реализации идеи военного капеланства), и в тоже время его репутация была серьезна подмочена слухами о излишнем внимании, которое он уделял воспитанникам подшефного ему приюта36.

35Новый глава отдела – протоиерей Димитрий Смирнов – весьма энергичный священник, принадлежащий к фундаменталистскому крылу Церкви. Это дает ему большое поле для маневра внутри самой Церкви, но он слишком несовременен даже для военных37. За четыре года деятельности он сумел существенно активизировать работу Синодального отдела – сотрудники которого стали чаще бывать на публичных мероприятиях с участием военных, наладить некоторую координацию с епархиальными отделами, провести три упоминавшихся выше сбора военного духовенства, однако, насколько известно, в целом, этим его достижения и ограничиваются.

36Со стороны военных, однозначный интерес к РПЦ проявлял только недолго проработавший на своем посту министр обороны И. Родионов, который впоследствии стал позиционировать себя в качестве патриотического и православного политика. Именно в его время – 4 апреля 1997 г. – между РПЦ и Министерством обороны было подписано расширенное соглашение о сотрудничестве, которое Синодальный отдел активно использовал для увеличения своего влияния в армии. Симпатии И. Родионова к РПЦ проявлялись еще в бытность его главой Ракетных войск стратегического назначения и в настоящее время именно этот род войск, наряду с ВДВ и Дальней авиацией наиболее активно взаимодействует с Церковью38. Остальные министры демонстрировали уважительное отношение к РПЦ в рамках публичных ритуалов (посещение храмов президентом или главой кабинета министров), допускали ее деятельность в армии в границах договора о сотрудничестве с МП и принимали от нее церковные награды. Однако, реального интереса к реализации договоров они, насколько известно, не проявляли, и в соответствии с российской бюрократической традицией, дальнейшее их исполнение зависело от воли чиновников среднего звена: заместителей министров, начальников департаментов, командующих родами войск. Они в свою очередь, по преимуществу, руководствовались своими соображениями по приоритетам и возможным аспектам сотрудничества, а у РПЦ не хватало квалифицированных работников, чтобы пролоббировать нужные ей инициативы даже в период максимального благоприятствования в 1996 – 2000 годах.

37С приходом команды Путина реализация пожеланий Церкви стала невозможна без одобрения Администрацией президента, которая заняла достаточно прагматичную позицию и, по всей видимости, ожидала распоряжений первого лица. Поскольку В. Путин взял курс на сдерживание активности Церкви во всех значимых с его точки зрения общественных сферах (имущественной, медиа, культурной), то и оборонная не стала исключением.

38Нынешний министр обороны С. Иванов в своих публичных выступлениях чрезвычайно редко обращается к вопросам взаимодействия с Церковью, но когда это случается предпочитает оставаться в рамках уважительной, но отстраненной лексики. С одной стороны: «Военные руководители знают о роли, которую исторически сыграла и продолжает играть в настоящее время Русская Православная Церковь в деле воспитания патриотизма и защиты Родины» и «я как последовательный сторонник взаимодействия Церкви и Вооруженных сил вижу в нашем сотрудничестве огромные возможности для патриотического [но не религиозного] воспитания сограждан, воинов армии и флота». А с другой: "число верующих военнослужащих в Вооруженных силах РФ с 1997 года практически не увеличивается и в процентном отношении остается постоянным"39.

39РПЦ не получила однозначного поощрения в своих попытках закрепиться в  Министерстве обороны, а реализация уже достигнутых договоров и совместных проектов была передана на усмотрение конкретных командиров подразделений. Последние, несмотря на наличие объективных симпатий к РПЦ, начали пересмотр отношений к Церкви на основе уже имеющегося опыта совместной деятельности.

Реальная работа РПЦ в среде военнослужащих

40Сама Церковь при всем своем желании и наличии достаточного числа сторонников среди людей в погонах не имеет возможности развернуть серьезную катехизаторскую работу. Немногие священники, назначенные для окормления военных, что требует практически ежедневного присутствия в частях, очевидным образом не способны заниматься этим, пока они не будут освобождены от приходской рутины и необходимости добывать «хлеб насущный». В течение 1990-х и 2000-х годов за редким исключением работа с военными свелась у священников к присутствию на торжественных мероприятиях в частях и эпизодическому групповому крещению новобранцев, сопровождаемому раздачей икон и брошюрок.

41Вот цитата из последнего и типичного сообщение о такого рода взаимодействии:

«Священник, совершивший крещение, в интервью Воронежскому государственному телеканалу объяснил [крещение 20 новобранцев на областном призывном пункте] необходимостью «подготовить призывника к духовной нагрузке, которая встретится ему в первые дни службы»40. Один из принявших крещение призывников рассказал, что когда он и другие рекруты прибыли на призывной пункт, священник окропил стоявших в строю святой водой» 41.

42Духовенство не смогло ничего предложить для решения таких серьезных нравственных проблем силовых ведомств, как самоуправство военнослужащих – т. н. «дедовщины» – и алкоголизм, приводящий к уголовным преступлениям, депрессиям, суициду и расстрелам сослуживцев. Примечательно, что «дедовщина» существует даже в единственной в данный момент официально православной воинской части42.

43Строительство православных храмов и часовен в воинских частях и учебных заведениях активно велось во второй половине 1990-х годов, хотя частично продолжается и в настоящее время. Степень их использования низкая. Еженедельные службы идут в единичных храмах и на них ходят преимущественно местные бабушки, но не военнослужащие. Весьма образованный и энергичный настоятель храма при упоминавшемся выше артиллерийском институте в Туле – протоиерей Георгий Антонов – признал в интервью не только популярность храма в качестве преимущественно приходского («храма при институте, но не в структуре института»), но и бессмысленность прямой катехизации курсантов, а также бесперспективность создания в военном вузе православной общины (пусть и неформальной). Его пастырская работа в институте заключается в чтении желающим на одном из курсов культурологического факультатива «который должен показать красоту православия». Несомненная личная харизма и высокий (для военной среды) уровень гуманитарных знаний священника обеспечивает неплохой процент посещаемости – 30% (по оценке самого о. Георгия) от всего курса. Впрочем, его храм финансово успешен, поскольку находится в ограде Института на центральном проспекте города. Настоятель заметил, что одна из причин относительной популярности храма – признание его курсантами в качестве удобного места встреч и бесед (не надо получать разрешения на выход в город) с барышнями43.

44Неудачей окончился и широко разрекламированный в середине 1990-х годов эксперимент по созданию православных воинских частей. Предполагалось, что православные призывники смогут служить вместе и находиться под постоянным окормлением священнослужителей. Журналисты, посещавшие две воинские части, где начался эксперимент, писали о высоком уровне подготовки таких солдат и, по мнению воинского начальства, отменной дисциплине православных. Позднее выяснилось, что в этих частях из «православных» проходят службу в основном семинаристы, по каким-то причинам призванные в армию. Аккредитованные государством семинарии, как и светские вузы, освобождают своих учащихся от призыва, если для тех это первое учебное заведение, куда они поступили, но те, для кого это второе место учебы, не имеют отсрочки. Таковых очень немного – в самую известную (и, вероятно, в настоящее время единственную) православную воинскую часть (инженерные войска) в пос. Арсаки Владимирской области их приходит не более 60 воцерковленных новобранцев в год44, а по другим данным и вовсе 20 человек45. Более того, в эту часть армейское командование собирает всех солдат-срочников46 заявивших о своем активном членстве в той или иной религиозной организации47. Примечательно, что на сайте Синодального Отдела (который формально занимается распределением в такие воинские части) вообще отсутствует информация об их существовании.

45Матери остальных православных призывников, равно как и большинство матерей в России, не хотят, чтобы их дети служили в армии48.

46Примечательный рассказ священнослужителя из Мурманской епархии был записан мною в 2003 г.:

«У одной из наших работниц внук учится в семинарии, за пределами нашей епархии. Школу окончил в 16 или 17 лет и сразу в семинарию его не взяли – сначала год отучился в каком-то местном институте. А оказалось, что сменив место учебы, он потерял право на отсрочку из армии. И вот его захотели забрать, а бабка к нашему настоятелю с просьбой: устройте молебен за то, чтоб моего парня в армию не брали. Настоятель ей несколько раз отказал – она ко мне с тем же. Я к настоятелю, тот мне – не знаю как отказать, меня тоже достала. Я тогда говорю: ну я ей скажу открытым текстом – ты подрываешь российскую армию, ты хочешь, чтобы пришли чужеземцы, захватили нашу родину, разорили наши храмы, уничтожили православие. Но говорить не пришлось – там дело по-другому разрешилось. Они написали письмо архиерею, и с его помощью того отмазывают»49.

47Но может ли ситуация быть иной если в армию не хотят идти и сами священники, подлежащие призыву? Те из них, кто уже рукоположен, но еще не достиг возраста 27 лет, освобождающего от призыва и не имеет других льгот (например, двоих детей) обязаны быть призваны на службу. Однако, за последние десять лет мне не известно ни одного случая, чтобы священник или монашествующий стал солдатом срочной службы. Отчасти, подобная ситуация разрешается за счет системы квот представляемых государством религиозным организациям. В ее рамках триста священнослужителей в год по ходатайству централизованных религиозных организаций (понятно, что львиная доля при этом достается РПЦ) имеют право не призываться в армию. Однако и религиозным организациям не хватает этого количества отсрочек50.   

Церковь и боевые действия

48Среди духовенства РПЦ не вовлеченного в процесс духовного окормления военнослужащих интерес к их проблемам минимален. Некоторое исключение составляет война в Чечне, которая получила отражение в современной мифологии РПЦ в виде культа пограничника Евгения Родионова. Захваченный в 1996 г. в плен и обезглавленный похитителями людей он, как впоследствии рассказали его матери убийцы, до последнего момента отказывался расстаться с нательным крестиком51. Хотя его финал ничем не отличался от судьбы трех его товарищей, не проявлявших своих религиозных чувств, для православного сознания такой Е. Родионов оказался адекватным отражением социальной проблемы. Он стал символом судьбы солдат срочной службы, нашедших свою гибель в Чечне52. После 2000 г., когда начался формироваться культ, в разных епархиях РПЦ было создано 106 списков икон неканонизированного святого53. Канонизацию Е. Родионова лоббирует лично протоиерей Димитрий Смирнов, который публично заявил, что является его почитателем54. Синодальная Комиссия по канонизации столь же однозначно противится его прославлению, не находя никаких свидетельств «духовного подвига» и считая почитателей его памяти «сектантами»55.

49В то же время значительного отклика в Церкви, который мог бы выразиться в систематическом попечении (как миссионерско-катехизаторском, так и благотворительном) над воинскими частями в Чечне или над ранеными и демобилизовавшимися солдатами, не получилось, хотя, конечно, клир и воцерковленные полностью на стороне военных и отрицательно относятся к чеченцам – как к повстанцам, так и к мирному населению56. Если северокавказские епархии, в первую очередь Ставропольская и Ростовская, имеют некоторые проекты, связанные с чеченской проблематикой (в первую очередь сбор продовольствия и подарков), то из других епархий такой имеется только в Екатеринбургской (систематическое пастырское окормление нескольких воинских частей в зоне боевых действий), и, собственно, в самом Синодальном Отделе.

50При чтении православной прессы выясняется, что имеется как минимум несколько десятков священников из Московской, Ростовской, Тульской, Оренбургской и некоторых других епархий, которые ездили (иногда по несколько раз) в Чечню с воинскими частями различных министерств (МО, МВД)57. Однако, все это остается их личной инциативой, лишь с формальным благословением правящего архиерея. Например, некий иеромонах Филарет, насельник монастыря в Волгоградской епархии, раненый в Чечне в 1999 г., в интервью корреспонденту ИТАР-ТАСС заявил, что вернется в монастырь только после окончания антитеррористической операции, а пока, чтобы оставаться в части, он даже подписал контракт на прохождение воинской службы58. Подобное нарушение церковной дисциплины и требований обычно предъявляемых к монашествующим в большей степени свидетельствуют об авантюризме священника, нежели о церковной поддержке боевых подразделений.

51Пребывание таких священников в Чечне и в воинских частях на сопредельных территориях заключается в проведении служб, крещении всех военнослужащих пожелавших это сделать, иногда поездкам на удаленные блок-посты для «духовной поддержки» солдат, находящихся там неделями. Нередко священники устраивают временный храм в палатке в расположении части, который обычно оставляют, вместе с частью привезенного оборудования до нового приезда. Практически все священники указывают, что первоначально их пребывание в части вызывает непонимание и сопротивление как минимум части военнослужащих, однако, дальнейшая совместная жизнь и постепенное завоевание авторитета ломает негативные стереотипы.

52Вместе с тем священники с чеченским опытом обходят стороной вопросы связанные с психологией военнослужащих находящихся в зоне боевых действий. Даже такие кардинальные проблемы как изменение психики молодого человека попавшего под обстрел или совершившего убийство врага (не говоря уж о преступлениях в отношении мирных жителей), алкоголизм, «дедовщина» и отношение к исламу – остаются без внимания как интервьюера православной газеты, так и самого священнослужителя59.

53Причинами этого являются как нежелание давать «негатив» о «героях», с которыми  священник к тому же связан в своей нормальной, мирной жизни (ведь поездка организована близкой к его приходу воинской частью), так и тем, что большая часть подобных острых экскурсий краткосрочна и батюшка просто не имеет возможности и большого желания вдаваться в подробности реальной солдатской жизни.

Что практически Церкви надо от военных

54Кроме общих пожеланий о допуске духовенства в армейскую среду священнослужители  РПЦ пытаются использовать возможности армии для решения очень широкого круга своих насущных проблем. В первую очередь, речь идет о помощи военных в деле строительства и реконструкции храмов. Широко распространенная в российской армии традиция использования рабского труда военнослужащих при проведении работ, требующих низкой квалификации (вывоз мусора, уборка территории, некоторые виды строительных работ) побуждает духовенство просить командование воинских частей об оказании подобных видов помощи. Нередко подобные просьбы удовлетворяются. Обычно факты подобного использования солдат не скрываются, а даже являются примером гордости. Широко распространена практика награждения руководства воинских частей за помощь в восстановлении храмов и последующего информирования населения за что именно тот или иной офицер получил подобную награду. Так, например, в 1999 г. начальник окружного учебного центра СибВО генерал-майор Е. Лондарский был награжден орденом святого благоверного князя Даниила Московского III степени за то что «военнослужащие … окружного учебного центра СибВО оказали большую помощь в восстановлении пострадавшего от пожара Воскресенского храма в Чите»60.

55Аналогичных историй десятки, но стоит процитировать еще одну заметку, поражающую своим простодушным цинизмом: «Настоятель храма Алексия, человека Божия, отец Владимир Георгиев поблагодарил через газету "Новости Пскова" командование Псковской воздушно-десантной дивизии и генерала-майора С. Семенюту за действенную помощь в ремонте возрожденной к жизни святыни. Псковские десантники постоянно помогают этому храму... В прошлом году гвардейцы успешно потрудились на расчистке территории и внутри церкви. В этом году дело дошло до бывших монастырских подземелий. Военные вынесли в общей сложности около семи тонн мусора, полностью очистив церковные подклеты. Как подчеркнул настоятель.. генерал Семенюта... поручил своим подчиненным самый тяжелый участок работы, рекомендовав при этом офицерам и солдатам изучить историю церкви и житие святого, затем лично проконтролировал сделанное»61. То есть воинский начальник, вняв идеологическим аргументам настоятеля приказал своим подчиненным часами копаться в грязи и пыли, а потом он, а не работающие, получил публичную благодарность.

56Активно используются и военная техника, которой военные распоряжаются как своей собственностью и похоже не принимая в расчет убытки налогоплательщиков. Здесь и потребности того же строительства и реконструкции храмов (например: «воинская часть помогает приходу в некоторых хозяйственных делах. К примеру, недавно были выделены люди и специализированная техника для погрузки и подвозки леса в село Натальинское, где скоро начнется возведение храма во имя Святых Мучеников Адриана и Наталии, автокран для погрузки и перевозки железобетонный блоков для церковного фундамента»62), и миссионерские задачи (например, облет на военном самолете или вертолете территории города или области с иконами и молебном, которые потом активно освещаются в прессе), и удовлетворение любопытства и тяги к рискованным приключениям духовенства. Например, упоминавшийся выше архиепископ Львовский Августин (Маркевич) при помощи окормляемых им военных совершенствует навыки управления самолетами63, а епископ Игнатий (Пологрудов), оставив свою епархию, совершает морские походы на подводных  лодках и боевых кораблях для «пастырского окормления» их экипажей64.

57Те же мотивы движут и рядовым духовенством. Например, протоиерей Александр Солдатенков, сотрудник сектора воздушно-десантных войск Синодального Отдела признался в интервью армейской газете «Красная звезда», что в 1999 г. поехал священником в российский миротворческий контингент в Косово, поскольку было ему это просто интересно: «Мы с детишками из воскресной школы готовили посылки в Сербию. Но мне хотелось самому побывать на месте событий, принять в них участие»65. На месте оказалось, что солдаты и офицеры не ждали священника и в течение длительного времени не могли понять, зачем необходимо его присутствие. Зная, что как священник он не имеет права брать в руки оружия (за совершение убийства священнослужитель лишается сана) он в том же интервью с удовольствием рассказывает как отличился в стрельбе на блок-посту в Чечне, оправдывая это необходимостью поддержания авторитета среди «подколовших» его военных.

58Но военные не просто распорядаются имуществом налогоплательщиков, а используют его как своеобразный капитал. И кран вместо строительства храма может поработать в хозяйстве местного фермера и тем принести в столовую воинской части и на личную кухню ее командира, как минимум, несколько лишних мешков картошки; и гостевая каюта на военном корабле во время зарубежного визита может быть отдана заместителю мэра того городка в котором базируется экипаж в обмен на решение тех или иных проблем части. Таким образом, получая что-то от военных, священники рано или поздно должны расплачиваться за этот кредит.

Изменение отношений

59Армейское руководство, во всяком случае в России, в последние годы с определенным скепсисом стало относиться к сотрудничеству с РПЦ. Итоги проведенного Социологическим центром ВС в 2003 г. исследования показали, что по сравнению с аналогичным опросом 1996 г. число военнослужащих, назвавших себя православными христианами, снизилось с 76 до 50 %. Социологи отметили и возросшую антипатию к официально навязываемой религиозности66. 25 ноября 2003 г. начальник Главного управления воспитательной работы Вооруженных Сил РФ генерал-полковник Н. Резник на конференции «Отечество. Армия. Церковь» публично заявил о том, что все надежды на восстановление института военных капелланов напрасны: «Возврата к дореволюционному статусу священнослужителя в армии и на флоте быть не может из-за светского характера государства, государственной системы образования, а также по причине отделения государства от Церкви». Он также отметил «низкий уровень религиозности личного состава Вооруженных Сил, высокий уровень грамотности, преобладание нерелигиозных традиций в семьях». По его мнению, «уравнение в правах всех религий в России также исключает введение сана военного священника»67.

60В результате потери поддержки со стороны руководства министерства духовенство осталось один на один с командованием воинских частей и вынуждено было делом доказывать свою полезность.

61В показательном интервью с по-видимому одним из наиболее успешных священников, работающих в  армии – иереем Вячеславом Казгуновым, окормляющим часть РВСН на Алтае тот свидетельствует:

«Следует признаться, что в настоящее время деятельность священнослужителя в войсках строится исключительно на его личных контактах с командованием части или соединения. От того, какую позицию занимает сам командир по отношению к религии, зависит работа священнослужителя в частях и подразделениях. И бывший и нынешний командир соединения генерал-майор Баранов Александр Аркадьевич имеют православное мировоззрение, поэтому всячески способствуют моей работе с личным составом»68.

62 В данном случае православность мировоззрения руководителя подразделения совпала с активной позицией священнослужителя и тот имеет все возможности для деятельности в пределах закрытого военного городка. Он не только проводит лекции для солдат по Закону Божьему и встречи с офицерами и их женами на тему православных семейных отношений и вреда пьянства, но и имеет свою передачу на местном армейском телеканале. Отдел записи актов гражданского состояния городка направлял к нему пары подавшие на регистрацию брака для проведение бесед о полезности венчания (эта практика была прекращена по просьбам самих потенциальных новобрачных) и предлагает парам, которые принесли регистрировать детей, крестить их с помощью о. Вячеслава.

63Однако, для многих руководителей подразделений отсутствие однозначного приказа сверху, атеистическое мировоззрение или имеющийся негативный опыт общения со священнослужителем стал причиной для отказа РПЦ в доступе на территорию части. Подобные сообщения поступают со всех концов России. Например, на заседании комиссии по религиозным объединениям Вологодской области секретарь епархиальной комиссии по работе с армией и правоохранительными учреждениями жаловался на то что:

«если с правоохранителями и конвойниками, а также ВУЗами с военной кафедрой сотрудничество налажено давно и идет без перебоев, то с армией не все так просто. … под час удовлетворение духовных потребностей солдат-срочников зависит от личного мировоззрения конкретного командира воинской части. Несмотря на многолетнее сотрудничество, священнослужители до сих пор не имеют точных планов работы с гарнизоном, не могут добиться от командиров расписаний встреч с срочниками. Был случай, когда солдат одной из вологодских частей не пустили на причастие только потому, что в 8.30 утра у них завтрак, а для причащения необходимо быть голодным»69.

64Одновременно с 2002 г. резко поменялась риторика самого духовенства, во всяком случае служащего в самом Синодальном отделе. Обнаружив, что армейское руководство  абсолютно не готово видеть усиление влияния Церкви и уж тем более говорить о восстановлении института капеланства, руководство отдела начало делать заявления о преждевременности института полкового священства.

65Еще в 2002 г. новый глава Синодального отдела протоиерей Димитрий Смирнов, оценив сложившуюся обстановку, вынужден был фактически отказаться от надежды на скорее введение института полковых священников, хотя и сохранял некоторый оптимизм по поводу перспектив Церкви в армии:

«Как будут развиваться отношения [Церкви и Министерства обороны] дальше, трудно сказать. С одной стороны, вернуться к тому, что было при царе, невозможно. С другой стороны, изобрести что-то новое тоже вряд ли удастся. Поэтому я полагаю, что по мере развития наша работа будет выкристаллизовываться во что-то свое»70.

66На Архиерейском соборе 2004 г. он повторил, что сохраняет надежду, и даже нашел финансовый ресурс для этого. В своем выступлении на соборе он, сославшись на тот же опрос что и Н. Резник, но проинтерпретировав его прямо противоположным образом, предложил сократить число военных психологов (по его данным их было в армии 2,2 тысячи), а на освободившиеся места принять 320 – 400 штатных православных священников (то есть, по видимому, все известное его Отделу духовенство реально работающее с армией) и 27–32 мусульманских священнослужителя71. Однако, насколько известно, данное предложение на соборе всерьез не рассматривалось и в дальнейшем, во всяком случае в открытых выступлениях протоиерея, не упоминалось.

67Еще более скептически к данным идеям относятся его подчиненные. Например, опубликованное в периодическом издании Отдела газете «Победа» интервью с упоминавшемся выше иереем Вячеславом Казгуновым, тому был задан вопрос о перспективах введения подобного института. Тот ответил на него так:

«Я думаю, что до учреждения института полковых священников Вооруженным Силам совместно с Церковью следует готовить командиров с православным мировоззрением, чтобы они не препятствовали служению священнослужителя и знали, в чем оно заключается. Что касается подчиненности священника, то она должна быть двойной. Как по военной линии, непосредственно командиру части, так и по церковной — правящему архиерею той епархии, на территории которой расположена воинская часть»72.

68Другой священник –сотрудник Синодального отдела протоиерей Александр Солдатенков в середине 2005 г. говорит о том же еще более жестко: «Священник ни в коем случае не должен принадлежать к военному ведомству. Авторитет его должен держаться не на должности или числе звездочек на погонах. Он зарабатывает авторитет своим личным опытом, личным примером»73.

69Таким образом можно констатировать, что при всей схожести мировоззренческих установок военных и православного духовенства, при готовности многих военных принять новую патриотическую идеологию в ее православной интерпретации подобного альянса не произошло. Военные согласившись на допуск православного духовенства в армейские части в середине 1990-х годов на основе имеющего опыта сотрудничества обнаружили слабость Церкви, отсутствие квалифицированного и активного духовенства, которое могло бы помогать им решать имеющиеся в армии проблемы и при этом немалые аппетиты в материальных вопросах. В свою очередь духовенство, во многом живущее в плену мифа о «генетической» православности русского (украинского, белоруского) народа и о его готовности принять веру автоматически, после того как на горизонте появится купол храма или тем более фигура священника, убедилось в том, что ситуация не так проста. Даже военные за души которых конкуренции практически не ощущается, готовые реагировать на патриотическую риторику РПЦ гораздо охотнее, чем иное население страны – не ходят самостоятельно в храмы и более того требуют от священников активности, к которой они не готовы. Взаимное разочарование – возможно самое короткое определение для этой ситуации.

Top of page

Notes

1 Подробнее о числе верующих и их социальной структуре в России см.: Митрохин Н. Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы. М.: Новое литературное обозрение, 2004. С. 35-67.
2 Это признают и православно ангажированные социологи. См., например, изложение материалов конференции "Православие и правосознание: история и современность", прошедшей в Московском университете МВД России 3.02.2005 и размещенные на сайте Синодального отдела  по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями [http://www.pobeda.ru/informbureau/mvd05_02_05.html].
3 РПЦ понимает под этим термином смесь миссионерской, катехизаторской работы и помощи неимущим, которая в Европе именуется диаконической работой. При этом приоритет отдается первым двум направлениям.
4 Федеральный закон «О статусе военнослужащих" (ст., ст.4, 8).  
5 Федеральные законы «О свободе совести и о религиозных объединениях» (ст.6, п.3), «О статусе военнослужащих" (ст.8, п.5).  
6 Вместе с тем в Федеральном законе «О статусе военнослужащих" (ст.4, п.4) указано, что военнослужащие не вправе использовать свое служебное положение для формирования того или иного отношения к религии.
7 См.: Послание Архиерейского Собора Русской Православной Церкви Президенту Российской Федерации В.В.Путину // Официальный сайт Московского Патриархата. 2004. Октябрь.
8 Подробнее о взаимоотношениях государства и РПЦ в эпоху Путина см.: Митрохин Н. Не для проформы // Политический журнал. Москва. 2004.  26.10. № 39 (42). С.72-74. [http://www.portal-credo.ru/site/?act=monitor&id=5244]
9 Доклад председателя Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова на Архиерейском соборе 3-8 октября 2004 г. // Сайт Московской Патриархии. Электронная версия.
10 По данным, оглашенным на научно-практической конференции «Отечество. Армия. Церковь». См.: Коробов П. Замполитов меняют на священников // Коммерсантъ. 2003. 26.11. Примечательно, что на сайте отдела отсутствуют данные о количестве «военных» храмов, равно как и сколь-нибудь подробное изложение результатов данной конференции.
11 Кеворкова Н. Они окормляют Родину // Газета. Москва. 2005. 30.01.
12 Вторые сборы проводились в январе 2005 г. в рамках общецерковных Рождественских чтений и потому собрали большее количество участников. III-и в июне 2005 проводились в Улан-Уде и потому, наоборот, были относительно малолюдны, несмотря на то, что большинство участников (около 60 человек) были переброшены на них из Центральной России специальным рейсом военно-транспортной авиации.  
13 Задачи духовенства, окормляющего ВС и правоохранительные учреждения России, поставленные на II учебно-методических сборах // Сайт «Победа.ру». 2005. 02.02. [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/zadachi.html]
14 В России как правило одна епархия занимает территорию одного субъекта федерации, в Украине и Белоруссии – две епархии на одну область.
15 См.: Митрохин Н. Святой и грешный: Чем занимаются духовные особы в тюрьмах и колониях // Политический журнал. Москва. 2004.  5.10. № 36 (39). С. 74-76. [http://www.politjournal.ru/index.php?action=Articles&dirid=103&tek=2359&issue=70]; он же: I preti nelle carceri: apostolato e concorrenza. In: La Nuova Europa (Milan). 2004, #3. P. 80–87.
16 Выступление сотрудника Главного управления воспитательной работы МО полковника А.В. Васильева на II сборах военного духовенства в январе 2005 г. См.: Васильев А.В. Методика взаимодействия Вооруженных Сил Российской Федерации с религиозными объединениями // Сайт «Победа.Ру». 2005. Февраль. [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/metodika.html]
17 Евстафий (Евдокимов), епископ Читинский и Забайкальский. Духовная основа боеспособности нашей армии // Сайт «Победа.Ру». 2005. Июль. [http://www.pobeda.ru/duhovenstvo/3sbori/preosv.html]
18 Причина подобного запрета кроется, по всей видимости, в мистическом нежелании генерала видеть на территории своего училища чужих покойников.
19 Интервью Н. Митрохина с генерал-майором А.С. Волковым и протоиереем Георгием Антоновым. Тула. 2004. 09.07.
20 Гражданское общество – это совокупность социально-активных граждан, нередко оппонирующих действиям властей, но главное – берущих в свои руки решение многих конкретных вопросов. По всей видимости, епископ оговорился (точнее, перетолковал скепсис военных в отношении «общества гражданских»), но оговорка весьма характерная.
21 Хлыстун В. Литургия на глубине / Интервью с епископом Игнатием // Труд. 2003. 23.04.
22 Смирнов Димитрий, протоиерей. Миссия Церкви в отношении армии будет расширяться / интервью Д. Компанейца  // http://religion.russ.ru/discussions/20020515-kompaneets.html. 2002.15.05.
23 Духовные традиции российского воинства (методический материал для священнослужителей, окормляющих Вооруженные Силы и правоохранительные учреждения). Екатеринбург, 2001. Материал размещен на сайте Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями.
24 См., например, на сайте Отдела следующий текст с примечательным названием: Кравченко А. Духовные корни победы под Сталинградом. // Сайт «Pobeda.ru». 2003. 16.12.; а также развернутое изложение этих теорий в упоминавшемся выше выступлении: Евстафий (Евдокимов), епископ Читинский и Забайкальский. Духовная основа боеспособности нашей армии // Сайт «Победа.Ру». 2005. Июль. [http://www.pobeda.ru/duhovenstvo/3sbori/preosv.html]
25 Стенограмма Интернет-моста «Церковь и Армия – путь навстречу друг другу» // Сайт «Pobeda.ru». 2003. 17.12. Подобные утверждения с дополнительными фантастическими подробностями о. Димитрий неоднократно повторял на различных публичных мероприятиях в 2004–2005 годах.
26 Кузьменко Ю. Православие. Армия. Держава // Материалы юбилейных церковно-общественных конференций Симферопольской и Крымской епархии Украинской Православной Церкви: 1998–2000. Симферополь: Издательский отдел Симферопольской и Крымской епархии, 2000. С. 26.
27 Руководитель Отдела протоиерей Димитрий Смирнов является проректором ПСТГУ, ведущего большую научную работу по выявлению новомучеников советского периода и выяснению их судеб.
28 См., например, откровенно просталинское выступление начальника Военной академии Генерального штаба генерал-полковника В.С.Чечеватова на заседании секции Всемирного Русского Народного Собора «Церковь. Армия. Народ» 10 марта 2005 г. [http://www.pobeda.ru/informbureau/rus_sobor_1.html]. На том же заседании со стороны военных и представителей ВПК прозвучало еще как минимум три выступления в том же духе. См.: В единстве – залог победы // Сайт «Победа.ру». 2005. Март.  [http://www.pobeda.ru/informbureau/rus_sobor.html]
29 Подробнее об этой проблеме см.: Митрохин Н. Русская православная церковь история ХХ века: опыт современного лоббизма // Историческое знание в современной России: дискуссии и поиски новых подходов. М.: РГГУ, 2005. С.90–108.
30 II учебно-методические сборы военного духовенства // Сайт «Победа.ру». 2005. Февраль. [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/report.html]
31 См., посвященный этой организации доклад новосибирского специалиста по борьбе с «сектами», в очередной раз увязавшего протестантскую активность с американским финансированием: Новопашнин Александр, протоиерей. Волки в овечьей шкуре // Сайт «Победа.ру». 2005. Март. [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/novopashin.html].
32 В епархиальном военном отделе прошло совещание священнослужителей, отправляющихся на третьи общероссийские учебно-методические сборы военного духовенства // Информационное агентство Екатеринбургской епархии. Екатеринбург. 2005. 16.06.
33 Например, в августе 2004 г. одна из организаций евангельских христиан-баптистов сообщили о регулярной работе в двух воинских частях в Твери (госпиталь) и Нижнем Новгороде (дисциплинарный батальон): Где же Вы были раньше? // http://www.rmcu.ru/news.php.
34 Например, в Рязанской области.
35 О неприязненном отношении армейских священников из России к коллеге из Украины с иракским опытом см.:  Кеворкова Н. Они окормляют Родину // Газета. Москва. 2005. 30.01. Выступление этого священника –представителя Киевской епархии игумена Иосифа (Перетятько) на II сборах военного духовенства в Подмосковье в январе 2005 г., опровергающее некоторые установки российской пропаганды, было размещено на сайте Синодального отдела «Победа» [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/irak.html] с антиамериканским и проповстанческим комментарием российского военного. Ранее обширное интервью с тем же священником было размещено на одном из самых крупных сайтов РПЦ «Православие.Ру» [http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/guest.cgi?item=7r050204110115].
36 Слухи вылились в прямые обвинения в прессе, которые не были опровергнуты РПЦ. См.: Бычков С. Грозовой Синод. Голубые несут потери // Московский комсомолец. 2001. 19.07.
37 Например, на II сборах военного духовенства в 2005 г. он заявил, что «Любой русский человек не может органично принять существование парламента» и фактически признал в качестве предпочтительного варианта государственного устройства России выборную монархию. Однако сам оценил нереалистичность своих пожеланий: «Почему эта система [парламент и регулярные выборы президента] должна быть нами принята? В силу каких причин нам это навязывается? Повешу такой вопрос. Отвечать на него не буду. Это не наша задача. Более того, ни один человек из этого зала, ни все мы вместе не сможем что-либо изменить по этому вопросу. Даже если мы напишем резолюцию: долой демократию, да здравствует выборное самодержавие. Ну, посмеются люди…». См: Выступление Председателя Отдела протоиерея Димитрия Смирнова в Военной Академии Генерального Штаба // Сайт «Победа.ру». 2005. Февраль. [http://www.pobeda.ru/informbureau/2sbori/predsed.html]
38 Известно, что по решению Священного Синода для небесного покровительства РВСН даже была назначена специальная святая – Варвара.
39 Цитаты в абзаце по тексту его речи при посещении Ипатьевского монастыря в Костроме и встречи с архиепископом Костромским и Галичским Александром (Могилевым). См.: Сергей Иванов поблагодарил Русскую Православную Церковь за вклад в патриотическое воспитание россиян // ИТАР-ТАСС. 2005. 13.04.
40 Заявление само по себе еретическое с точки зрения учения Церкви.
41 См.: На Воронежском областном призывном пункте священник РПЦ МП провёл групповое крещение рекрутов // Портал «Кредо.ру». 2005. 21.06. [http://portal-credo.ru/site/?act=news&id=34369&cf]
42 Пустовойтов С. Солдаты Господа Бога // Собеседник. Москва. 2003. 3. 03.
43 Интервью Н. Митрохина с протоиереем Георгием Антоновым. Тула. 2004. 09.07.
44 Новиков Л. С автоматом и молитвой. Будущие священники проходят срочную службу у Зосимовой пустыни // Известия. 2003. 9.06.
45 Пустовойтов С. Солдаты Господа Бога // Собеседник. Москва. 2003. 03. 03.
46 То есть несущих воинскую службу по призыву.
47 Пустовойтов С. Указ. соч.
48 О том, как священники обещают устроить православных призывников в безопасное место службы см.: Кеворкова Н. Они окормляют Родину // Газета. Москва. 2005. 30.01.
49 Интервью Н. Митрохина с NN3. Москва. 2003. 07.12.
50 Материал к заседанию Комиссии по вопросам религиозных объединений при Правительстве РФ 10.12.2004 г. Выступление Е.В.Бурдинского
51 Кроме ее рассказа, никаких иных свидетельств об этом «духовном подвиге» нет, а похитители поведавшие матери о последних днях ее сына и указавшие на его могилу впоследствии были уничтожены.
52 Даже милитаристски настроенный журнал русских националистов строит рассказ о нем на противопоставлении его морального подвига бездействию и бесчувственности офицеров, см.: Коняев Н. Мать православного героя // Наш современник. Москва. 2003. №4. С. 223–238.
53 Гаврилов В. Любовь, мать солдатская. Мать солдата, замученного боевиками, на каждое Рождество возит в Чечню подарки солдатам // Труд. Москва. 2003. 25.12.
54 Стенограмма Интернет-моста «Церковь и Армия – путь навстречу друг другу».
55 Можно ли спешить с канонизацией. Синодальная комиссия не нашла оснований для прославления в лике святых солдата Евгения Родионова / Интервью с секретарем Синодальной комиссии по канонизации о. Максимом Максимовым // Церковный вестник. Москва. 2004. № 1–2. С. 27.
56 Весьма показательные заметки ростовского священника, посетившего даже не Чечню, а отряд ОМОНа, стоящий в приграничной станице в Ингушетии, см.: Немыкин Андрей о. Боль и молитва станицы Асиновской // Церковный вестник Ростовской епархии. Ростов-на-Дону. 2003. № 8. Автор рассказывает, как боялся ехать и радовался возвращению из опасного места, об обстановке ненависти к военным и русским, царящей в станице, но даже не пытается понять причины подобных настроений. Об аналогичных фобиях и приоритетах зав. сектором по связям с армией Синодального отдела см.: Петелин Г. Крестоносцы. Священники отправляются в Чечню. Добровольцами / Интервью с о. Михаилом Васильевым // Новые известия. 2003. 3.10.
57 См., например: Архипов С. Интервью с протоиереем Павлом Федосовым, руководителем Отдела по взаимодействию с вооруженными силами и правоохранительными учреждениями Челябинской и Златоустовской епархии / окормление ВВ МВД в станице Шелковской // Сайт «Православие. Ру». 2005. 11.03. [http://www.pravoslavie.ru/cgi-bin/guest.cgi?item=7r050310105105]; Васильева М. В гостях у пастыря Внутренних войск / об о.Феофане (Замесове) окормляющем Софринскую бригаду ВДВ // Сайт «Победа.ру». 2005. 13.04. [http://www.pobeda.ru/duhovenstvo/kapel/feofan.html]; Нам рано почивать на лаврах / об о. Евгении Старцеве окормляющем 24-у бригаду ВДВ (Улан-Уде) и ее позиции в Бамуте (Чечня) // Сайт «Победа.ру». 2005. Июль. [http://www.pobeda.ru/duhovenstvo/3sbori/vasil.html];
58 После излечения от ранения волгоградский монах решил вернуться в Чечню // ИТАР-ТАСС. Москва. 2000. 7.02.
59 Редкое исключение: Архипов С. Указ. соч. Проинтервьюированный им челябинский священник довольно подробно рассказал о «дедовщине» обвинив младший офицерский состав в поощрении этого явления.
60 Шальнев Е. Патриарх наградил сибирских военных // Восточно-Сибирская правда. Чита. 1999. 26.01.
61 Сарелайнен Н. Псков. Десантники помогают ремонтировать храм Алексия, человека Божия // REGIONS.RU. 2001. 3.04.
62 Воинская часть нередко оказывает помощь Свято-троицкому приходу города Красноуфимска и в хозяйственных делах, и в проведении праздников // Информационное агентство Екатеринбургской епархии. Екатеринбург. 2004. 28.06.
63 Интервью Н. Митрохина с архиепископом Августином (Маркевичем). Львов: 1998–2003.
64 Конечно, первый поход на подводной лодке «Томск» был совершен по благословению Святейшего Патриарха, но инициатива была проявлена самим епископом, который к тому же сумел избавиться от конкурента на этом поприще – священника из Подмосковья. См.: Карен Е. По компасу долга и веры / интервью с епископом Камчатским Игнатием // Русь православная. Москва. 1998. №11–12. В дальнейшем епископ еще раз ходил на подлодке (2003), а также участвовал в походе сторожевого корабля «Воровский» к побережью США (2004).
65 Васильева М. "Быть русским – особое состояние души" / интервью с протоиереем Александром Солдатенковым // Красная звезда. Москва. 2005. 1.06.
66 Среди российских военнослужащих снижается доля православных христиан // Сайт «Newsru.com». 2004. 23.01.
67 Штатных военных священников в российской армии не будет // Сайт «Мир религий». 2003. 25.11.
68 Азаров В. На службе Православному Отечеству – работа войскового священника // Победа. Москва. 2004. 28.09.
69 Священники спасают вологодских солдат от суицида // ИА "Северинформ". Вологда. 2005. 21.01.
70 Смирнов Димитрий, протоиерей. Миссия Церкви в отношении армии будет расширяться / интервью Д. Компанейца  // http://religion.russ.ru/discussions/20020515-kompaneets.html. 2002.15.05.
71 Доклад председателя Отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями протоиерея Димитрия Смирнова на Архиерейском соборе 3-8 октября 2004 г. // Сайт Московской Патриархии. Электронная версия.
72 Азаров В. На службе Православному Отечеству – работа войскового священника // Победа. Москва. 2004. 28.09.
73 Васильева М. Указ. соч.
Top of page

References

Electronic reference

Nikolai Mitrokhin, « Любовь без Удовлетворения: Русская Православная Церковь и Российская Армия », The Journal of Power Institutions in Post-Soviet Societies [Online], Issue 3 | 2005, Online since 03 October 2005, connection on 27 August 2016. URL : http://pipss.revues.org/401

Top of page

About the author

Nikolai Mitrokhin

By this author

Top of page

Copyright

Creative Commons License

Creative Commons License

This text is under a Creative Commons license : Attribution-Noncommercial-No Derivative Works 2.0 Generic

Top of page