Skip to navigation – Site map
The Integration of Non-Russian Servicemen in the Imperial, Soviet and Russian Army - Articles

Особенности соблюдения религиозных прав мусульман в российской сухопутной регулярной армии в 1874-1914 г.

Peculiarities of religious practices of Muslim servicemen in the Russian Imperial Army in 1874-1914
И.К.Загидуллин / Il’dus K. Zagidullin

Abstract

The article is dedicated to the analysis of religious practices of Muslim servicemen in the Russian Imperial Army in 19th – early 20th century (prior to 1914). The author briefly reveals the historiography of the problem, describes a small number of Muslim units, documents numbers of Muslims in the Army, identifies reasons leading to the loss of their confessional identity, and discloses factors, which influenced amplification of the Muslim rituals in the Russian Imperial Army. The exposure of religious situation of Muslim soldiers is conducted through the analysis of conditions of executing religious rituals that Muslims were ought to observe. A considerable attention is given to the legal status of regular and public mullahs in military bases, as well as to the participation of civilian Muslim clerics in ensuring the fulfillment of religious duties by their fellow Muslims*.

Top of page

Full text

Краткая историография проблемы

1В данной статье рассматриваются особенности соблюдения религиозных прав военнослужащих мусульман, составлявших конфессиональное меньшинство в российской регулярной армии.

  • 1 Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главный штаб. Исторический очерк. Комплектование войск с (...)
  • 2  Глинский А.С. 100 лет Казанского порохового завода. Историческая записка, СПб., 1888; Мартынов П. (...)
  • 3  Марджани Ш. Извлечение вестей о состоянии Казани и Булгара, Казань, 1989. (на тат. яз).

2В имперский период данная проблема не стала объектом специального изучения. Отсутствие интереса следует объяснять стремлением институтов официальной идеологии представлять ратные подвиги российской армии как победу «христолюбивого русского воинства». Военнослужащие других этноконфессиональных групп, как «инородцы», не вписывались в эту концепцию. Поэтому присутствие мусульман в регулярной армии можно отследить, главным образом, в изданиях, в которых приводятся сведения о ежегодных наборах в армию или этноконфессиональном составе отдельных родов войск1. Имена ряда военных мулл упоминаются в некоторых изданиях, посвященных истории городов и военных предприятий2. В этом плане выгодно отличается труд известного татарского историка Ш.Марджани, который оставил потомкам биографические сведения нескольких военных мулл3.

  • 4  Муфтийзаде И.М. « Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 год » // Известия Таврической (...)
  • 5  Петин С. Собственно Его Императорского Величества конвой. Исторический очерк, СПб., 1899.

3Специальные публикации о мусульманах в регулярных войсках появились в рамках освещения истории отдельных национальных воинских формирований, прежде всего, крымских и литовских татар4. Следует также выделить фундаментальную монографию С.Петина, посвященную истории Собственного е.и.в. конвоя, в которой повествуется и о мусульманских воинских частях5.

  • 6  Климович Л. Ислам в царской России. Очерки, М.: Государственное антирелигиозное издательство, 1936
  • 7  Галушкин Н.В. Собственный Его Императорского Величества Конвой, Сан-Франциско, 1961.

4В советский период изучение «религиозного вопроса» в российской армии потерял всякую актуальность в связи с утверждением и культивированием новых принципов строительства атеистического общества. Исключение составляет монография Л.Климовича, в которой отмечены некоторые моменты деятельности военных мулл6. В советский период единственным трудом по рассматриваемой нами теме стала изданная в США книга Н.В. Галушкина7.

  • 8 Арапов Д.Ю. « Мусульмане в российской гвардии » // За веру и верность. 300 лет императорской гварди (...)
  • 9 Azamatov D. «Orenburg Mohammedan Assemly of Military Service of Moslems in the Russian Army (The En (...)

5В постсоветский период эта тема стала привлекать внимание исследователей. На сегодняшний день имеется ряд работ, посвященных военной службе мусульман в регулярной армии8. Наиболее разработанным следует признать вопрос о правовом положении штатных военных мулл9.

  • 10  Фабрика Ю.А. Церковь и армия в России. Военно-исторический очерк, Новосибирск: изд-во при русском (...)
  • 11  Лапин В. « Армии империи – империя в армии: организация и комплектование вооруженных сил России в (...)

6Следует отметить, что новым явлением в российской историографии стало включение в исследования о духовно-религиозном воспитании в российской армии сюжетов о мусульманах10. Обозначилась тенденция комплексного рассмотрения национальных частей конфессиональных меньшинств в армии11.

Мусульмане в российской армии

  • 12  Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. Военно-экономический потенциал России, М., 1973, (...)
  • 13  ПСЗ. – Собр. 3-е. – Т.VII. –№ 4553. « Устав о воинской повинности » // Свод законов Российской имп (...)
  • 14  Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке, c. 93.

7Новым воинским уставом 1874 г. была введена всесословная и всеобщая воинская повинность, которая охватила не все регионы империи и не всех российских подданных. Действие нового устава не распространялосьна Финляндию (до 1878 г.), на население Туркестанского края, Камчатской и Сахалинской областей, некоторые отдаленные местности Сибири, на “инородцев” Астраханской губернии, Закаспийской, Акмолинской, Семиреченской, Семипалатинской, Тургайской, Уральской областей и всех областей Сибири, а также на самоедов Архангельска12. Попытка самодержавия распространить всеобщую воинскую повинностьна мусульман Таврической губернии спровоцировала новую волну массовой миграции крымских татар в Турцию. Власти были вынуждены заменить ее специальным налогом. В 1887 г. вместо воинской повинности мусульманское население Закавказья, Терской и Кубанской областей было также обложено специальным налогом (за исключением осетин-мусульман)13. В 1893 г. на Кавказе был введен общий порядок призыва в армию, с небольшим изменением: призванные в армию мусульмане несли службу в войсковых частях на родине, осетины – в составе Терского войска14.

  • 15  Зайончковский П.А Военные реформы 1860–1870 годов в России, М., 1952, c. 334.

8В 1874 г. общий срок службы в сухопутных войсках был установлен 15 лет (срок действительной службы – 6 лет и 9 лет запаса), в отдельных местностях и на флоте – 9 лет (7 лет действительной службы и 2 года запаса)15. В начале ХХ в. для мужчин в возрасте с 21 до 43 лет общий срок службы составлял 18 лет: из них «под знаменем» в пехоте – 3 года, на флоте – 5 лет, остальные – в запасе.

  • 16 Сборник циркуляров Министерства внутренних дел по вопросам воинской и военно-конской повинностей. 1 (...)

9С введением в 1874 г. всеобщей воинской повинности акт принятия присяги стал более значимым и ответственным. Теперь лица, призванные на воинскую службу, обязательно присягали в присутствии духовного лица своего вероисповедания. Если в день принятия присяги мулла отсутствовал, то государственный акт переносился на более поздний срок и производился после зачисления новобранца в войсковую часть16.

  • 17  « Законы о состояниях » // Свод законов Российской империи, Т. IX, c. 847.

10В законодательстве специально были оговорены и  указаны  тексты клятвенных обещаний для мусульман, евреев и караимов, а также порядок реализации этого обряда. В конце Х1Х в. обозначилось стремление правительства ограничить в этой области использование родного языка «инородцев». В указе Сената от 17 февраля 1899 г. подчеркивалась необходимость совершения всех государственных актов, в том числе присяги на верность службе, на русском языке. Исключение допускалось в отношении иностранцев, переходящих в русское подданство17. Впредь российские подданные, исповедующие «иностранные религии», при определении на военную или гражданскую службу должны были приводиться к присяге на русском языке или, при незнании языка, воспользоваться услугами переводчика.

  • 18 Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главный штаб. Исторический очерк. Комплектование войск с (...)
  • 19  Фабрика Ю.А. Указ. соч., c. 49.

11Среднестатистическая численность мусульман, ежегодно привлекаемых в 1875 – 1893 гг.на воинскую на службу, составляла 8 125 человек, 3,7 % от общего числа новобранцев18.В начале ХХ в. религиозный состав нижних чинов российской армии был следующий: православных – 75 %, мусульман – 2 %, католиков – 9 %, лютеран – 1,5 %19.

  • 20  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.127.
  • 21  Исхаков С.М. « Тюрки-мусульмане в Российской армии (1914 – 1917) » // Тюркологический сборник, 200 (...)

12В 1904 г. на службе в Российской армии состояло 275 офицеров-мусульман и около 30 тыс. нижних чинов20. Накануне Первой мировой войны представителей тюркских народов (татар, башкир, мещеряков и тептярей) в регулярной российской армии насчитывалось: нижних чинов – 38 тыс. (3,1 %), из них 35,8 тыс. (2,5 %) мусульман; штабс-капитанов, поручиков, подпоручиков и прапорщиков – 37; полковников, подполковников и капитанов – 186, генералов – 13, в том числе мусульман – 1021.

Особенности соблюдения в российской армии религиозных прав военнослужащих мусульман

13В российской армии существенными аспектами соблюдения религиозных прав мусульман являлись: совершение пятивременных и пятничных полуденных молитв и праздничного богослужения в честь годовых религиозных праздников, соблюдение поста, погребение умерших (погибших) по исламскому обряду, проблема питания по исламским канонам. Для совершения «треб» и общественных молитв было необходимо духовное лицо.

14Вкратце рассмотрим каждый из указанных аспектов по отдельности.

Совершение погребального обряда по исламским канонам.

15Наиболее точно и в полной мере религиозные права мусульман соблюдались при погребении погибших или умерших военнослужащих.

  • 22  Хайретдинов Д.З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале XX вв.: Монография, Н.Новгород, 2002, (...)

16Главную роль в исполнении духовных «треб» больных и раненых мусульман в госпиталях и лазаретах играли муллы. Приходские духовные лица, как правило, по своей инициативе или по приглашению единоверцев посещали медицинские учреждения22.

  • 23  ПСЗ, Собр. 2-е., Т.XI, Отд.1, c. 465-466.
  • 24 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов по военному ведомству, циркуляров, пре (...)

17Следует отметить, что еще с 1834 г. в Военном и Морском министерствах за исполнение духовных «треб» в госпиталях священникам иностранных исповеданий выделялись деньги (по 100 руб. в год), «без различия класса» лечебных учреждений23. Они должны были получать плату за каждую «требу», совершенную над одним или несколькими больными24. В действительности, нередко военное ведомство воздерживалось от оплаты услуг духовных лиц, несмотря на то, что их приход в лечебное учреждение и общение самым благоприятным образом влияло на настроение и самочувствие раненых или больных нижних чинов.

18Позитивные перемены в соблюдении мусульманского ритуала погребения наметились с началом военных реформ Д.А.Милютина, в частности, после появления «Положения о постоянных военных госпиталях» 1869 г.

  • 25 Свод военных постановлений. Изд. 1869 г., Т. XVI. Заведения военно-врачебные, Изд. 4-е. (По ноябрь (...)

19В военных лазаретах и госпиталях были четко прописаны размеры подкладочного холста вместо гроба, а также при необходимости, по требованию муллы – доски для обкладывания погребаемых25.

  • 26  Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии 1827-1914 гг., М.: Новое литературное обозрение, 2003, c (...)

20Приказом по военному ведомству 1870 г. за № 368 предписывалось отпускать вещи и деньги на погребение умерших нижних чинов разных исповеданий. В 1871 г. была установлена плата священнослужителям за каждый совершенный религиозный обряд в госпиталях, полугоспиталях и госпитальных отделениях. Однако в следующем 1872 г. Военное министерство констатировало факты погребений умирающих солдат-неправославных без исполнения духовных «треб»26.

  • 27  Там же, c. 418– 419.
  • 28  Котков В.М. Указ. соч., c. 42.

21Права и обязанности православных священников в армии были детально регламентированы предписаниями Синода и воинскими уставами. В этой связи духовные лица иноверческих и нехристианских исповеданий оставались, вследствие отсутствия конкретных предписаний относительно их обязанностей, порой в неудобном положении. Циркуляр Главного штаба за № 149 от 21 мая 1880 г.27 был призван снять все возникающие недоразумения. В нем были перечислены исполняемые «иноверческим» духовенством «требы», за которые из госпитальных сумм должна была производиться оплата: для иноверческого духовенства исполнение двух «треб»: 1) исповеди и причастия и 2) отпевания умерших, а для нехристиан – напутствия больных и 2) отпевания умерших28.

  • 29 Там же,c. 812.

22Тела умерших отвозились на кладбище за счет военно-лечебного учреждения29.

  • 30 Приказы по военному ведомству. 1901 г., СПб., 1901, c. 1053-1054.

23В 1901 г. был издан приказ по военному ведомству за № 435 о порядке погребения умерших от чумы, учитывающий при этом особенности исламского ритуала30.

  • 31  Приказы и приказания по Казанскому военному кругу за 1902 г. – Казань, 1902. – С.9.
  • 32  Лазареты в городах Иргиз, Тургай, Актюбе, Карабутак, Уил, Саратов, Астрахань, Оренбург, Троицк, Си (...)

24Рассмотрим реализацию положений устава о привлечении мулл в военно-лечебные учреждения в Казанском военном округе. Военно-окружной совет в заседании от 21 декабря 1901 г. утвердил плату иноверческим духовным лицам за каждую совершенную духовную плату на 1902 г.31 в размере 1 руб.50 коп. в Казанском военном госпитале и лазаретах Самары, Перми, Екатеринбурга, Сызрани, Ижевских сталеделательного и оружейного заводов, и в сумме 1 руб. в 11 местных лазаретах32.

  • 33  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.71.
  • 34  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.75.

25С началом русско-японской войны1904-1905 гг.оренбургский муфтий М.Султанов, предвидя значительные людские потери, обратился 4 февраля 1904 г. в Военное министерство с предложением определения призванных в действующую армию мусульманских духовных лиц в госпитали, санитарные отряды или в части войск, где окажется много солдат-мусульман, для напутствия раненых и умерших мусульман по законам ислама33. Весной 1904 г. командование разрешило на период войны назначить при каждом военном госпитале по два солдата для исполнения духовных «треб» раненых мусульман34.

26Таким образом, в случае проживания в поселении или в ближайшей округе муллы и наличия средств у военного ведомства, в конце XIX – начале ХХ вв. отсутствовали какие-либо преграды для посещения мусульманскими духовными лицами военно-лечебных учреждений и погребения умерших мусульман по исламскому ритуалу.

Проведение годовых исламских праздников «Курбан байрам» и «Ураза-байрам»

  • 35 РГИА, ф.821, оп.8, д.1181, л.12.

27В 1868 г. на запрос Главного штаба Военного министерства относительно увольнения нижних чинов из мусульман в праздники «их закона» Департамент духовных дел иностранных исповеданий сообщил, что нижние чины сунниты должны быть увольняемы от обязанностей службы в праздник «Рамазан байрам» и «Курбан байрам» на три дня каждый раз, а шииты сверх означенных праздников должны соблюдать также праздник убиения Гусейна 8, 9 и 10 день Мухаррама каждого лунного года и персидский новый год (Науруз) - три дня, начиная со дня весеннего равноденствия (9, 10 и 11 марта)35.

  • 36 Устав внутренней службы в пехотных войсках 1877 г. С исправлениями и дополнениями, объявленными по (...)
  • 37 Устав внутренней службы в кавалерии, СПб.: Военная тип., 1889, c. 107.

28Воинскими уставами этот порядок был распространен и в другие войсковые части. Согласно «Уставу внутренней службы в пехотных войсках» 1877 г. (ст.342)36 и «Уставу внутренней службы в кавалерии» 1889 г. (параграф 388), военнослужащие евреи и мусульмане «в дни совершаемых по их вере и обрядам особого богослужения должны быть освобождаемы от занятий и нарядов, руководствуясь существующими законоположениями»37.

29Получив трехдневные отгула, военнослужащие имели возможность участвовать в праздничных общественных молитвах в ближайших мечетях, или совершать ритуал на территории войсковой части при благосклонном отношении командиров.

  • 38  Фабрика Ю.А. Указ. соч., c. 179-180.
  • 39 Этот же список мусульманских праздников был закреплен в «Уставе внутренней службы» 1910 г. (Устав в (...)

30В начале ХХ в. во время объявления календаря мусульманских праздников уже не указывалось на необходимость обязательного отдыха в эти дни. Изменение отношения Военного министерства на «мусульманский вопрос» в армии, видимо, связано с тем, что Духовное собрание представило новый список исламских религиозных праздников, увеличив их число до 9 (с 13 днями отдыха). Например, в циркуляре Главного штаба №1 от 1 января 1902 г.38 были указаны следующие исламские праздники (Гайды Курбан и Гайды Фитр – по 3 дня, Арафа, Гашура, аль-Мавлюд-ун-Набавий, Рагаиб, Исра ва Миарадж-Наби, Бараат, Лейляг-уль-Кадр – по 1 дню) с указанием дней празднования39.

  • 40 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов…, Кн.2, c. 302.

31Последнее слово в предоставлении дней отдыха исходило от начальников военно-окружных штабов40.

32Во время отгулов в дни религиозных праздников существовала взаимовыручка нижних чинов и офицеров разных исповеданий, зафиксированная в уставах. В дни христианских праздников наряды в части возлагались на лица нехристианского исповедания, и наоборот.

  • 41  ЦГИА РБ, ф.И-295, оп.3, д.5944, лл.2–4.

33Сложилисьдве модели проведения общественных молитв в дни годовых религиозных праздников: в случае отсутствия в поселении мечети, помещение для молитвенного собрания выделяли командиры; в другом случае военнослужащие–мусульмане посещали мечеть или собирались в арендованном гражданскими лицами помещении. В дни годовых праздников посещение приходской мечети производилось организованно, как правило – под руководством офицеров из числа единоверцев или ответственного из нижних чинов41.

Совершение пятничной полуденной и пятивременных мусульманских молитв

  • 42 Свод военных постановлений. Изд.1869 г. – Ч.IV. Кн.XVII, СПб., 1970, c. 86, 307.

34В Положениях о военно-исправительных ротах и крепостных военноарестантских отделениях (1867 г.) указывались дни, в которые арестанты из мусульман и иудеев освобождались от работ для молитвы и место, где проходила молитва. При этом арестанты-иноверцы не могли пользоваться большим числом праздничных дней, чем христиане42.

35До начала реализации генеральной линии по переводу воинских частей в казармы, часть своих религиозных потребностей солдаты-мусульмане осуществляли на местах своего расквартирования. Следовательно, они зависели от хозяев квартиры; каждый утром приходили, вечером уходили с территории части или гарнизона, свободно передвигаясь по поселению. В этой связи специального изучения требует вопрос о принципах расквартирования нижних чинов: насколько удавалось солдатам одного вероисповедания устроиться в одном помещении, чтобы сохранить родную языковую культурную среду общения, или отдавалось ли командирами предпочтение расселению солдат в домах своих единоверцев. Переход в казарменное положение солдат, тотальное подчинение их внутреннему распорядку существенно ограничили возможности мусульман по исполнению пятивременных молитв. Для этого оставалось лишь свободное от занятий и службы время.

  • 43 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.2, c. 1083.
  • 44  Котков В.М. Указ. соч., c. 46.

36В рамках неуставных отношений, за счет благосклонного отношения командира солдаты-мусульмане могли рассчитывать на проведение пятничных общественных молитв. Их положение резко контрастировало с положением православных нижних чинов, для которых соблюдение религиозных ритуалов являлось обязанностью, неотъемлемой частью воинского долга. При военных стационарных храмах имелись штаты церковнослужителей. Полковым священникам отводились передвижные церкви. В 1902 г. по военному ведомству был объявлен приказ за № 37 об обязательном устройстве православных церквей «в виде отдельных зданий» при казармах43. Помимо коллективных (в ротах) молитв рекомендовалось молиться и в одиночку. Для этого в каждой роте существовала молитвенная комната с иконой44.

  • 45 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.1, c. 417.

37По нашим сведениям, впервые в официальном порядке вопрос об отводе временных молелен солдатам-мусульманам был поставлен в предписании Главного штаба 1909 г. за № 61932, согласно которому молитвенное помещение должно быть выделено «из числа помещений, занимаемых войсками и управлением»45, т.е. это входило в обязанности командного состава.

  • 46  Насыров И. « Ислам и военная служба в России » // Ислам, 2005, # 1, c. 62.

38Пятничная праздничная молитва требовала полного омовения. Между тем, банный день приходился на воскресенье. Мусульманину, испытавшему поллюции (ихтилам), полагалось совершить полное омовение (гусль). Единственное время, когда мусульманин мог совершить ритуал – находясь в отгуле или ночью. Так, в середине XIXв. башкирский мулла Ахмадшах Валидов, служивший в русской части в Гунибе (Дагестан), совершал ночью полное омовение, однако был замечен дежурным офицером, который подверг его за нарушение внутреннего распорядка части суровому наказанию46.

39Таким образом, проведение молитвенного собрания в одном из помещений, где дислоцировалась войсковая часть, зависело от ряда факторов, наиболее значительными среди которых были следующие: наличие штатного военного муллы, определенная численность нижних чинов в роте, гарнизоне, в целом в войсковом формировании, наличие офицеров-мусульман, взаимоотношения между командирами и нижними чинами, условия внутреннего распорядка (мирное время, походные, фронтовые условия) и др.

40В начале ХХ в. общественность и правительство стали обсуждать необходимость пересмотра законодательных актов, ущемляющих права российских подданных по религиозным признакам. Одно из главных пожеланий мусульман-военнослужащих заключалось в освобождении солдат-единоверцев от несения службы на время намазов (пять раз в день). Однако никаких существенных изменений в этой сфере не последовало.

41Таким образом, одним из главных ущемлений религиозных прав солдат-мусульман следует считать отсутствие законного разрешения на совершение пятничной полуденной и пятивременных молитв. Их положение резко контрастировало с положением православных нижних чинов, для которых соблюдение религиозных ритуалов являлось неотъемлемой частью воинского долга.

Особенности питания военнослужащих мусульман, возможность соблюдения поста, совершение специальной ночной молитвы в месяц поста Рамазан и приготовление пищи для разговения

  • 47  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, л.32 об.

42Прием пищи в войсковых частях регламентировался в соответствующих уставах, имелся установленный рацион питания солдат и офицеров. Солдаты питались из общего ротного котла. Им также выдавались спиртные напитки.Нижние чины имели право получать деньги вместо вина, что, однако, не соблюдалось повсеместно47. Традиционным атрибутом солдатской пищи являлась свинина, употребление которой было недопустимо для мусульман. Другой особенностью питания мусульман являлось употребление мяса, зарезанного по исламскому канону.

43При желании соблюсти каноны ислама нижний чин-мусульманин был обречен на полуголодное существование. В определенной степени его могли спасти сухие пайки. До устройства в казармах нижние чины в значительной степени индивидуально могли организовывать свое питание (при наличии средств) .

44В годы Первой российской революции мусульманская общественность стала публично высказываться о существующих проблемах в этой сфере. Татарские религиозные и общественные деятели, обсудив 6 февраля 1906 г. в Уфе положение дел с соблюдением религиозных прав мусульман в армии, просили властей исключить из рациона питания военнослужащих единоверцев свинину и не выдавать им алкогольные напитки.

  • 48  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, Лл.13,32-32 об.

45Главный штаб (14 октября 1906 г.) заявил о невозможности организовать «отдельную варку пищи» из-за малочисленности солдат–мусульман. При разбросанном квартировании батальонов и полков прием пищи мусульманами из одного котла, по мнению командования, повлек бы за собой частые отлучки нижних чинов из своих рот и команд, что могло негативно отразиться на дисциплине. Относительно употребления вина было констатировано, что нижним чинам, согласно ст.109 «Положения о хозяйстве», выдаются вместо винной порции деньги, если со стороны их последует заявление о нежелании пить вино 48.

  • 49  РГИА, ф.821, оп.133, д.576, л.214.

46Проблема организации особого пищевого довольствия солдатам-мусульманам во время религиозных постов была озвучена участвовавшим на заседании Особого совещания от 7 мая 1914 г. членом Оренбургского магометанского духовного собрания Г.М.Капкаевым, ахуном М.-С.Баязитовым и Симферопольским кадием Омер эфенде. В ответ высокопоставленными чиновниками – участниками Особого совещания – было заявлено, что данный вопрос не требует по своему существу законодательного разрешения и мог бы быть урегулирован в каждом конкретном случае возбуждением духовенством ходатайства перед военным начальством49. Иначе говоря, вопрос остался открытым. В целом же нельзя исключать случаев соблюдения мусульманского поста при благосклонном отношении местных командиров.

  • 50  РГИА, ф.821, оп.133, д.603, л.55.

47Главным препятствием к соблюдению поста военнослужащими мусульманами являлся единый порядок приема пищи. В архивных документах упоминаются случаи их недовольства питанием в период соблюдения поста. Например, осенью 1914 г. волнения среди запасных чинов мусульман, призванных в действующую армию в городах Бирск, Стерлитамак, Белебей, возникли из-за отказа военного начальства призывных пунктов выдавать в период поста татарам и башкирам на руки кормовое довольствие, и попыток заставить их питаться из общего котла, не дожидаясь захода солнца50.

48Теоретически можно предположить, что если военнослужащий уходил в отгул накануне Рамазан-байрам, то он мог присутствовать в мечети один раз во время чтения последней ночной молитвы. Другие случаи исключались.

Мусульманские духовные лица и военное ведомство

Общественные муллы в частях

49Привлечение мусульман на военную службу означало появление в войсковых частях общественных мулл. Прежде всего, в них нуждались командиры войсковой части или лазарета (госпиталя) при похоронах умершего иноверца. Постепенно такой человек становился представителем локальной группы военнослужащих мусульман в регулировании вопросов, связанных с реализацией их религиозных потребностей. Очевидно, этот нижний чин получал легитимность для представления своих товарищей после избрания его сослуживцами общественным духовным лицом. Эта практика избрания и составления приговора затем была распространена при назначении штатных военных мулл. Общественный мулла нес службу наряду с другими солдатами, и привлекался лишь по необходимости, по вызову командиров. После того, как мусульман стали освобождать от посещения церкви наряду с основной массой солдат христианского вероисповедания, именно к ним, как к сведущим в исламе лицам, командиры обращались для организации для военнослужащих мусульман в «царские дни» праздничной общественной молитвы в честь членов императорской семьи. Как правило, согласно исламской традиции, общественную молитву возглавлял один из мусульман, лучше других знающий порядок совершения богослужения.

  • 51  ПСЗ. – Собр. 2-е. – Т.XXIV. – Отд.1. – №23064.

50Именным царским указом от 7 марта 1849 г., объявленным по действующей армии, направленным для подавления Венгерской революции, были установлены максимально упрощенные правила экзаменов нижних чинов «иноверческих» вероисповеданий, в случае отсутствия поблизости гражданских духовных лиц51.

  • 52  Арапов Д.Ю. «Учредить штатные должности военных магометанских мулл» // Военно-исторический журнал, (...)
  • 53 Свод военных постановлений, Т.3, c. 931, 933.

51Общественные муллы из числа нижних чинов продолжали исполнять духовные «требы» у единоверцев и в последующие десятилетия.На основании царского указа от 26 июня 1877 г.52, в частях, расположенных в местностях, где не было гражданских имамов, нижние чины должны были из своей среды избирать общественных мулл. Согласно «Своду военных постановлений», общественные муллы привлекались только к исполнению общественного намаза и других «треб» по необходимости, при этом они не получали метрические книги. Запись умерших солдат возлагалась на командиров полков, отдельных батальонов и других военных начальников, обязанных извещать об этом местную полицию53.

  • 54  Исхаков С.М. « Тюрки–мусульмане в Российской армии (1914 – 1917) » // Тюркологический сборник, 200 (...)

52Среди нижних чинов практически всегда находились лица, профессионально умеющие совершать исламские религиозные обряды. Дело в том, что в период рекрутского набора лишь в короткий период (1850-1873 гг.) приходские мусульманские духовные лица в округе Оренбургского магометанского духовного собрания были освобождены от воинской службы. С введением всеобщей воинской повинности, в отличие от священнослужителей христианских исповеданий, они потеряли эту привилегию и лишь в 1912 г. получили льготу от воинского призыва54. В армии также служили выпускники и учащиеся медресе (средних конфессиональных школ), хорошо знающие религиозные ритуалы. Помимо знания основных обрядов ислама не менее важную роль, а может быть и первостепенную роль с учетом формальности экзамена или его отсутствия, приобретали такие черты как умение говорить и читать по-русски, умение отстаивать интересы солдатской религиозной общины.

  • 55  Согласно сведениям за 1904 г., распределение мусульман по военным округам было неравномерным: в Са (...)

53На рубеже XIX-ХХ вв. большинство нижних чиновмусульманского вероисповедания дислоцировалось вдали от исторической родины55. Основная масса мусульман сосредоточилась в западных губерниях, где в силу ряда факторов сложилось неоднозначное отношение коренного населения к русским властям. Оказалось, что подобная политика, позволившая изолировать солдат от уммы, имела для правительства свои «минусы». В крепостях и гарнизонах возникали исламские анклавы, поднимавшие вопрос о свободе вероисповедания. Поскольку просили об этом сотни мусульман, начальство вынуждено было реагировать на их обращения.

  • 56  РГИА, ф.821, оп.8, д.686, лл.112, 115 об.–116.
  • 57  РГИА, ф.821, оп.8, д.686, л.118.

54Как свидетельствуют архивные источники, в случаях назревания «исламского вопроса» в воинских подразделениях, в которых имелось несколько десятков мусульман, Военное министерство умело «разрешало» возникшую проблему. Наглядным свидетельством этого являются действия командования в отношении гарнизона г.Ковно. В 1896 г. на имя государя от доверенного малочисленной общины польских татар (180 душ м.п.) Александра Абрамовича Базареского поступило ходатайство о назначении военного муллы для 1 316 военнослужащих и постройке мечети 56. Военного муллу польские татары намеревались признать своим пастырем, мечеть планировали выстроить на территории мусульманского кладбища, надеясь на государственную субсидию в сумме 5 тыс. руб. (остальную сумму они намеревались собрать путем добровольных пожертвований единоверцев Северо-Западного края)57. Военное командование «решило» оперативно проблему, рассредоточив солдат крепости в соседних частях: к 1904 г. в г.Ковно мусульман насчитывалось уже в четыре раза меньше – всего 334 нижних чина.

  • 58  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.129.

55В начале ХХ в. Военное министерство насчитало около пятидесяти поселений, в гарнизонах которых служило более 100 нижних чинов-мусульман58. Согласно сведениям за 1905 г., в семи поселениях насчитывалось более 500 военнослужащих, в пяти – от 400 до 500, в девяти – от 300 до 400, в шести – от 200 до 300, в одиннадцати – более 100 солдат и офицеров. 16250 нижних чинов–мусульман, т.е. почти половина общего состава сосредоточилась в гарнизонах западных губерний и Сибири, они имели определенный удельный вес в составе военного формирования. Это обстоятельство, несомненно, облегчало несение службы в инокультурной среде и одновременно создавало проблемы для командиров – требовалось помещение для совершения религиозных обрядов.

56Если в мирное время командир части мог привлекать местных гражданских мулл для исполнения духовных «треб» у своих подчиненных, во время военных кампаний, или в регионах, отдаленных от мест компактного расселения мусульман, единственными исполнителями религиозных потребностей становились общественные или штатные военные муллы.

  • 59 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., c. 414.

57В 1906 г. по военному ведомству был издан приказ за № 253, согласно которому состоящие на действительной службе нижние чины «иноверческих» исповеданий получали право совершать духовные «требы»; однако лица, которым поручалось начальством их исполнение, не пользовались «вознаграждениями» ни со стороны нижних чинов, ни от казны59.

Гражданские муллы и Военное министерство

  • 60  ЦГИА РБ, ф.И-295, оп.3, д.1810, лл.1–1 об.

58Оренбургское магометанское духовное собрание, по мере возможности, участвовало в решении важного для военнослужащих вопроса. Визиты на Нижегородскую ярмарку имамов, командированных религиозным управлением, преследовали, помимо совершения богослужений в ярмарочной мечети и разбирательства судебных тяжб между торговцами, и исполнение духовных «треб» у солдат, дислоцирующихся в Нижнем Новгороде60. Так продолжалось до 1855 г., пока не был назначен военный мулла.

  • 61  ПСЗ, Собр. 2-е, Т. XXIX, Отд.1, # 28402.

59За свои труды муллы стали получать «прогонные» и деньги за исполнение духовных «треб». Именным царским указом от 6 июля 1854 г. для исполнения «треб» мусульман, служащих в резервной кавалерии и округе военных поселений на юге страны, военное начальство получило право, по согласованию с Таврическим магометанским духовным правлением, привлекать один раз в год муллу с выплатой прогонных денег на две лошади и порционного довольствия наравне с римско-католическими священниками и лютеранскими пасторами (60 коп. серебром)61.

  • 62  ПСЗ, Собр. 2-е, Т. XXX, Отд.1, # 29904; Свод военных постановлений, Т.3, c. 529,722.
  • 63  РГИА, ф.821, оп.8, д.648, лл.45,14,15.

60 «Высочайше» утвержденным положением Военного совета от 5 декабря 1855 г. было принято решение о производстве прогонных денег муллам и раввинам, командируемым в войска для исправления духовных «треб», а также для приведения к присяге нижних чинов из мусульман и евреев. Согласно данному законодательному акту, им выделялось: за проезды – прогонные деньги (каждому на две лошади) и порционные – по 60 коп. серебром 62. В смету расходов военных округов были заложены с 1856 г. специальные «прогонные деньги» на приглашение из «близкорасположенного населенного пункта» духовных лиц различных конфессий 63. Гражданские муллы в военные части приглашались за счет вышеназванных средств.

61Гражданские муллы, со своей стороны, нередко стремились совершать духовные «требы» у единоверцев по мере возможности и необязательно за специальную оплату. Однако нередко такие поездки были связаны с определенными расходами.

  • 64  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, лл.128–128 об.
  • 65  ПСЗ, Cобр. 3-е, Т.XXVIII, Отд.2, # 30503.
  • 66 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.1, c. 420.

62Царским указом от 19 июня 1908 г. были регламентированы контакты командиров с гражданскими мусульманскими духовными лицами поселений64. В дни религиозных праздников, календарь которых ежегодно объявлялся Главным штабом, военнослужащие могли быть увольняемы для совершения общественного намаза в мечети местной этноконфессиональной общины. Для исполнения обряда погребения и принятия присяги также привлекались местные духовные лица с выплатой определенной суммы за каждую «требу». За совершение богомоления в праздничные дни муллам вознаграждение не полагалось. В населенные пункты, где отсутствовали мечети, имамы приглашались из других поселений с выплатой суточных и особой платой за исполнение «треб»65. В 1909 г. предписанием Главного штаба за № 61932 был разъяснен порядок выдачи порционных денег приходским муллам, приглашаемым для исполнения духовных «треб» в части66.

Штатные военные муллы

63Основные аспекты прав и обязанностей военных мулл были сформированы на примере деятельности военного ахуна и его помощников Отдельного гвардейского корпуса.

64В местностях расположения войсковых частей внутренней стражи, в составе которых служили мусульмане, должности штатных мулл появились, как правило, в городах, в которых существовали татарские общины. При благосклонном отношении местного военного начальства, прилежном поведении, инициативы и настойчивости нижних чинов, местный приходской имам удостаивался жалованья, становясь штатным военным муллой. Так произошло в Казани (1838), Симбирске (1838) и Уфе (1844). Определение штата и жалованья происходило с «высочайшего» соизволения. Получалось, что местные указные муллы из числа гражданских лиц по совместительству становились военными муллами, в указанное командиром время или по знаменательным дням исламской религиозной традиции являлись в войсковую часть к единоверцам для совершения духовных «треб».

65В войсковых частях, отдаленных от мест компактного расселения мусульман, практиковалось назначение на должность военного муллы одного из нижних чинов. При назначении штатного муллы из нижних чинов применялся порядок назначения гражданского приходского духовного лица. После составления общественного приговора нижними чинами и одобрения его местным командованием, кандидат в муллы командировался в Оренбургское магометанское духовное собрание на испытание в знании основ ислама и обрядов. После успешной сдачи экзамена и получения свидетельства Духовного собрания с указанием духовного звания происходило назначение нижнего чина на должность.

  • 67  Исполняющему должность имама в Кронштадте Г.Абубакирову, имаму 21-го ластовского экипажа в г.Архан (...)

66Военные муллы получали из Духовного собрания метрические книги, куда заносили сведения о рождении, кончине, бракосочетании и разводах, как в семьях военнослужащих, так и местных гражданских лиц, проживающих в поселении или близлежащей округе. В частности, в 1861 г. метрические книги были разосланы следующим военным мусульманским духовным лицам: имаму при Отдельном гвардейском корпусе Х. Халитову, имаму г. Гиссельдорфа Ахметсафе Бакирову, а также военным муллам военно-морского ведомства, часть которых являлась общественными муллами67.

67После издания указа 28 января 1866 г. «Об исключении из штата военного ведомства состоящих в городах Казанского военного округа для исполнения духовных «треб» нижним чинам магометанского звания» командование могло приглашать имамов из местных или из ближайших поселений, причем в свободное для них время (не отрывая их от исполнения своих обязанностей) и «без всякого от казны вознаграждения».

68В 1870–1890-е гг. в губерниях и областях, входивших в округ Оренбургского магометанского духовного собрания, имелось несколько военных духовных лиц: в Санкт-Петербурге – старший ахун, его помощник имам, два муэдзина, по одному мулле в Гельсингфорсе (Финляндский военный округ), Нижнем Новгороде, Костроме (Московский военный округ), Варшаве (Варшавский военный округ).

  • 68 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., c. 410.
  • 69 Приказы по военному ведомству, 1887 г., СПб., 1887, c. 414.
  • 70  ПЗС, Собр. 3-е, Т.Х, Отд.1, # 6528.

69Постепенно на военных мулл стали распространяться привилегии военных священников христианских исповеданий. В 1869 г. военные муллы наряду с духовными лицами других вероисповеданий получили право на бесплатное лечение в военно-лечебных заведениях68, в 1887 г. – право увольнения в отпуск с сохранением содержания, в том числе квартирных денег69. С 1890 г. священнослужителей военного ведомства стали награждать орденами за выслугу лет70.

  • 71  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.35; ПСЗ, Собр.2-е, Т.ХХХ, # 29903.

70«Высочайше» утвержденным 24 июня 1896 г. приказом Военного совета за № 178 в регулярных войсках были упразднены все штатные должности военных мулл71. (Они сохранились в военно-морском флоте).

71В начале ХХ в. произошли разительные перемены в общественном сознании народных масс, повеяло ветром демократических преобразований. Отсутствие в армии штатных военных мулл стало восприниматься мусульманским сообществом как ущемление прав военнослужащих единоверцев.

72Духовное собрание, заинтересованное в соблюдении религиозных прав мусульман в армии, вскоре отреагировало на сложившуюся ситуацию. Сославшись на царский манифест от 26 февраля 1903 г., в котором декларировалась «свобода вероисповедания» для всех подданных империи, оренбургский муфтий М.Султанов 26 марта 1903 г. представил Николаю II записку «о желательности» возрождения штатов исламских духовных лиц в армии. Он подчеркивал, что «упразднение мулл при войсках и прекращение им отпуска содержания производит удручающее впечатление на все мусульманское население и возбуждает среди него нежелательные опасения в смысле ограничения веротерпимости». Обращение председателя Духовного собрания «попало» на благодатную почву: Николаем II 30 августа 1903 г. было предписано обеспечить бывших военных мулл, уволенных с должностей «по прослужении в войсках» не менее пяти лет, пожизненными окладами, которые они получали при исполнении духовной должности. Военному министерству поручался сбор сведений о реальной численности и потребностях нижних чинов-мусульман «в исправлении духовных нужд». Командующие Киевского и Варшавского военных округов высказались за введение в своих округах одной штатной должности военного муллы. Из Приамурского округа пришла заявка на две должности.

  • 72  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.71.
  • 73  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.100.
  • 74  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, лл.108–110.

73С началом военных действий на Дальнем Востоке, а именно 4 февраля 1904 г., оренбургский муфтий, предвидя значительные людские потери, обратился в Военное министерство с предложением об определении призванных в действующую армию духовных лиц в госпитали, санитарные отряды или в части войск, где окажется много солдат-мусульман, для напутствования раненых и умерших мусульман по законам ислама72.На период войны с Японией Военное министерство ввело в октябре 1904 г. должности военных мулл при штабах Маньчжурской армии, Приамурском военном округе с присвоением жалованья в размере 600 руб. в год и всех особых видов продовольствия наравне с младшими унтер-офицерами73. В начале ноября, по рекомендации Духовного собрания, Департамент духовных дел иностранных исповеданий представил Военному министерству фамилии солдат-татар для занятия должностей военных мулл при штабах 2-й Маньчжурской и 3-й Маньчжурской армий74.

  • 75  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, лл.89-89 об.

74В 1907 г. Духовное собрание представило на рассмотрение Министерства внутренних дел докладную записку имамов разных волостей Казанского уезда и губернии, составленную как протест на распоряжение Министерства от 16 декабря 1906 г. о распространении на мусульманское духовенство циркуляра Совета Министров от 14 сентября о несовместимости государственной службы с принадлежностью к политическим организациям, в котором, в частности, указывалось на необходимость восстановления в армии должностей военных мулл75.

  • 76  ПСЗ, Cобр. 3-е, Т.XXVIII, Отд.2, Приложение к ст. 30503, c. 117.

75Наконец, после трехлетнего делопроизводства царским указом от 19 июня 1908 г. были утверждены штаты военных мулл в Виленском, Варшавском, Киевском, Приамурском (по 2 единицы) и Московском военных округах (1 единица). Правительство согласилось с предложением ОМДС об уравнении военных мулл в материальном плане с «инославными» духовными лицами: они были обеспечены квартирным довольствием в размере 120 руб. по обыкновенному окладу и 132 руб. по усиленному. Годовой оклад с установленными вычетами складывался из следующих сумм: основной оклад – 480 руб. (жалованье – 240 руб., «столовые» – 240 руб.), усиленный – 528 руб. (жалованье – 264 руб., «столовые» – 264 руб.). Налицо существенное улучшение материального положения военного мусульманского духовенства (таблица № 1). На время объездов они получали довольствие наравне со священнослужителями католического или лютеранского исповеданий. За исполнение «треб» в госпиталях и лазаретах специальное вознаграждение им не предусматривалось76.

  • 77 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов…, Кн.1, c.418.

76Интендантские управления отпускали продовольствие по требованию начальников, по вызову которых командировались муллы. Они же должны были начертить маршрут «объезда муллами по ближайшим путям» с указанием приблизительного времени совершения объездов. За исполнение «треб» в госпиталях и лазаретах специальное вознаграждение им не предусматривалось77.

77Они командировались в части, управления и другие заведения в следующих случаях: 1) для совершения религиозного обряда «Джиназа» при погребении воинских чинов мусульманского вероисповедания; 2) для приведения к присяге; 3) для совершения общественного богослужения и произношения проповедей преимущественно во время сборов войск. Командировки мулл осуществлялись только в тех случаях, если в местности не было других духовных лиц.

78В инокультурной среде штатные военные муллы значили больше, чем духовные лица. Муллы, хорошо владевшие русским языком и грамотой, выступали защитниками единоверцев в плане обустройства их религиозно-обрядовой жизни и одновременно являлись знаковыми фигурами толерантного внутриполитического курса правительства. Военные муллы в глазах мусульманского сообщества стали олицетворением свободы вероисповедания в империи.

Заключение

79В идеологическом плане православие обеспечивало для христиан стержень стабильности Российской империи. Для мусульман именно ислам и его обряды выполняли аналогичную функцию, ибо ислам по своей сути не привязан к конкретному политическому режиму.

80Основные аспекты реализации религиозных прав мусульман были регламентированы в период правления императора Николая I. В целом либеральные реформы 1860-1870 гг. обошли «национально-религиозный вопрос» в армии стороной и не стали основой решения накопившихся проблем конфессиональных меньшинств. В последующие десятилетия внутриполитический курс в этой сфере характеризовался противоречивостью. Вследствие отсутствия в воинских уставах четкой регламентации реализации свободы вероисповеданий конфессиональных меньшинств, с молчаливого согласия Военного министерства этот вопрос был отдан на откуп командирам частей.

81По мере перевода войск в казармы у солдат-мусульман исчезала возможность совершения пятивременных молитв. Проведение пятничных полуденных молитв во многом обуславливалось необходимостью свободного помещения, организацией полного омовения. Эти вопросы решались по согласованию с местным военным начальством. По мере увеличения численности и удельного веса нижних чинов из мусульман в части, они могли более настойчиво заявлять командиру о своих религиозных нуждах.

82В каждой войсковой части солдаты-мусульмане образовывали локальную этноконфессиональную ячейку. Их объединяли культурные традиции, общность языка, единство религии, менталитет. Несколько десятков мусульман уже представляли своеобразную общину. Назначение общественного муллы было равнозначно регистрации военной махалли. В силу малочисленности штатных военных мулл в армии, именно на плечи общественных мулл ложилась обязанность соблюдения мусульманских ритуалов в повседневной жизни. Между тем общественный мулла, будучи солдатом, беспрекословно подчинялся своему командиру. Неопределенность статуса общественных военных мулл являлось одной из важных причин формирования индифферентного отношения мусульман к исполнению своих религиозных обязанностей. Дело в том, что только на штатных военных мулл распространялись сложившиеся отношения между командирами и полковыми священниками.

83Новый подход властей в определенной степени облегчал привлечение мулл в госпитали, лазареты, тюрьмы, войсковые части, судебные и другие учреждения, сделал, за редкими исключениями, неактуальным содержание отдельных военных мулл из числа гражданских духовных лиц при гарнизонах. Однако в силу того, что нижних чинов мусульманского вероисповедания рассредоточивали в военных округах, в которых практически отсутствовали исламские анклавы, эти выделяемые средства не могли быть эффективно использованы. Это с одной стороны. С другой стороны, исполнение принятых законов об оплате услуг гражданских мулл упиралось на наличие финансовых средств и на политическую волю руководств военных округов и командиров.

84В начале ХХ в., в период резкого повышения социальной активности народных масс отсутствие штатных военных мулл в армии стало восприниматься мусульманами как ущемление прав военнослужащих единоверцев. В период Русско-японской войны 1904-1905 гг. были введены должности военных мулл при штабах фронтов и госпиталях. Лишь в 1908 г. Военное министерство утвердило 9 штатных должностей в пяти военных округах, уравняв их в материальном плане с христианскими военными священниками. Это решение было направлено на удовлетворение минимума религиозных потребностей нижних чинов в мирное время.

Top of page

Appendix

Таблица 1. Штаты мусульманских духовных лиц в российской армии, согласно «высочайшему» указу от 19 июня 1908 г.78

Военные округа

Численно-сть мулл

Годовой оклад

основной

усиленный

жалованье

столовые

жалованье

столовые

Виленский

2

240

240

264

264

Варшавский

2

240

240

264

264

Киевский

2

240

240

264

264

Московский

1

240

240

264

264

Приамурский

2

240

240

264

264

Список сокращений:

ПСЗ – Полное собрание законов Российской империи

РГИА – Российский государственный исторический архив

ЦГИА РБ – Центральный государственный исторический архив Республики Башкортостан

Top of page

Notes

*  Pipss.org is grateful to Alina Tureeva who edited this abstract.

1 Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главный штаб. Исторический очерк. Комплектование войск с 1855 по 1902 год /Сост. В.В. Шепетельников, Ч.III, Кн.1, Отд. 1, СПб.: Тип. Тов-ва М.О.Вольф, 1914; военно-статистический сборник, Вып. IV. – СПб., 1871.

2  Глинский А.С. 100 лет Казанского порохового завода. Историческая записка, СПб., 1888; Мартынов П. Город Симбирск за 250 лет его существования, Симбирск, 1898.

3  Марджани Ш. Извлечение вестей о состоянии Казани и Булгара, Казань, 1989. (на тат. яз).

4  Муфтийзаде И.М. « Очерк военной службы крымских татар с 1783 по 1899 год » // Известия Таврической историко-архивной комиссии (ИТУАК), 1899, # 30; Его же. « Очерк военной службы крымских татар с 1783 по1899 год » // Восточная коллекция, 2001, # 3, c.114-117; Габаев Г.С. « Законодательные акты и другие материалы о военной службе крымских татар в рядах войсковых частей, предков нынешнего Крымского конного Ея Величества Государыни Императрицы Александры Федоровны полка » // 1914. – 1914, # 51, c. 135-152.

5  Петин С. Собственно Его Императорского Величества конвой. Исторический очерк, СПб., 1899.

6  Климович Л. Ислам в царской России. Очерки, М.: Государственное антирелигиозное издательство, 1936.

7  Галушкин Н.В. Собственный Его Императорского Величества Конвой, Сан-Франциско, 1961.

8 Арапов Д.Ю. « Мусульмане в российской гвардии » // За веру и верность. 300 лет императорской гвардии, СПб., 2000, c. 22-24; Емельянова Н. « Ислам и армия в России » // Вестник Евразии, 2001, # 2, c.54-72; Насыров И. « Ислам и военная служба в России » // Ислам, 2005, # 1, c. 60-62; Ахметшин Ш.К. Долг, отвага, честь. Страницы истории татарских воинских частей в Российской армии и Императорской гвардии /Ш.К. Ахметшин, Ш.А. Насеров, СПб.: Славия, 2006 и др.

9 Azamatov D. «Orenburg Mohammedan Assemly of Military Service of Moslems in the Russian Army (The End of 18 th – the Beginning of the 20 th Century)» // The Turks, #5, Ankara, 2002,pp.747-752; Исхаков С.М. «Тюрки-мусульмане в Российской армии (1914–1917)» // Тюркологический сборник, 2002, М.: Вост. лит–ра, 2003, c. 245–280; Арапов Д.Ю. «Учредить штатные должности военных магометанских мулл» // Военно–исторический журнал, 2003, # 4, c. 72–75; Загидуллин И.К. Мусульманское богослужение в учреждениях Российской империи (Европейская часть России и Сибирь), Казань: Институт истории им. Ш.Марджани АН РТ, 2006, c. 11-109; Абдуллин Х.М. Мусульманское духовенство и военное ведомство Российской империи (конец XVIII – начало ХХ вв.: Дисс… канд. ист. наук. – Казань, 2007 и др.

10  Фабрика Ю.А. Церковь и армия в России. Военно-исторический очерк, Новосибирск: изд-во при русском православном хоре «Сибирские певчие», 1997; Котков В.М. Религиозно-нравственное воспитание и досуг военнослужащих в русской армии: Учебное пособие, СПб.: ООО «Академ Принт», 1999; Кравчук В.Р. Проблема свободы вероисповеданий в русской армии во второй половине ХIХ – начале ХХ вв. (исторический аспект): Автореф. дисс... канд ист. наук, СПб., 2005 и др.

11  Лапин В. « Армии империи – империя в армии: организация и комплектование вооруженных сил России в XVI – начале ХХ вв. » // АbImperio, 2001, # 4, c. 109-127.

12  Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке. Военно-экономический потенциал России, М., 1973, c. 93.

13  ПСЗ. – Собр. 3-е. – Т.VII. –№ 4553. « Устав о воинской повинности » // Свод законов Российской империии, Изд. 1897 г., Т.IV, c. 39, 40, 42.

14  Бескровный Л.Г. Русская армия и флот в XIX веке, c. 93.

15  Зайончковский П.А Военные реформы 1860–1870 годов в России, М., 1952, c. 334.

16 Сборник циркуляров Министерства внутренних дел по вопросам воинской и военно-конской повинностей. 1874-1906 гг., СПб., 1906, c. 415.

17  « Законы о состояниях » // Свод законов Российской империи, Т. IX, c. 847.

18 Столетие Военного министерства. 1802-1902. Главный штаб. Исторический очерк. Комплектование войск с 1855 по 1902 год /Сост. В.В. Шепетельников, Ч.III, Кн.1, Отд. 1, СПб.: Тип. Тов-ва М.О.Вольф, 1914, С. 141, 143, 145, 147, 148, 150, 176, 301, 302. Подсчитано нами.

19  Фабрика Ю.А. Указ. соч., c. 49.

20  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.127.

21  Исхаков С.М. « Тюрки-мусульмане в Российской армии (1914 – 1917) » // Тюркологический сборник, 2002, М., 2003, c. 245.

22  Хайретдинов Д.З. Мусульманская община Москвы в XIV – начале XX вв.: Монография, Н.Новгород, 2002, c.118, 120-123.

23  ПСЗ, Собр. 2-е., Т.XI, Отд.1, c. 465-466.

24 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов по военному ведомству, циркуляров, предписаний и отзывов Главного Штаба и прочих Главных управлений и приказов, предписаний и циркуляров по всем военным округам за 52 года, с 1859 по 1910 г. Настольная книга для штабов, канцелярий, управлений, учреждений и заведений: В 2 кн. / Сост. К.Патин. Под ред. Л.Васильева. Изд. 3-е, доп., СПб.: «Русская скоропечатня», 1911, Кн.1, c. 418.

25 Свод военных постановлений. Изд. 1869 г., Т. XVI. Заведения военно-врачебные, Изд. 4-е. (По ноябрь 1913 года), c. 189,c. 58.

26  Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии 1827-1914 гг., М.: Новое литературное обозрение, 2003, c.85.

27  Там же, c. 418– 419.

28  Котков В.М. Указ. соч., c. 42.

29 Там же,c. 812.

30 Приказы по военному ведомству. 1901 г., СПб., 1901, c. 1053-1054.

31  Приказы и приказания по Казанскому военному кругу за 1902 г. – Казань, 1902. – С.9.

32  Лазареты в городах Иргиз, Тургай, Актюбе, Карабутак, Уил, Саратов, Астрахань, Оренбург, Троицк, Симбирск.

33  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.71.

34  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.75.

35 РГИА, ф.821, оп.8, д.1181, л.12.

36 Устав внутренней службы в пехотных войсках 1877 г. С исправлениями и дополнениями, объявленными по 1902 г. СПб., 1902, c. 89.

37 Устав внутренней службы в кавалерии, СПб.: Военная тип., 1889, c. 107.

38  Фабрика Ю.А. Указ. соч., c. 179-180.

39 Этот же список мусульманских праздников был закреплен в «Уставе внутренней службы» 1910 г. (Устав внутренней службы 1910 года. – СПб., 1910. – Ст.176, 350 – 351).

40 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов…, Кн.2, c. 302.

41  ЦГИА РБ, ф.И-295, оп.3, д.5944, лл.2–4.

42 Свод военных постановлений. Изд.1869 г. – Ч.IV. Кн.XVII, СПб., 1970, c. 86, 307.

43 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.2, c. 1083.

44  Котков В.М. Указ. соч., c. 46.

45 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.1, c. 417.

46  Насыров И. « Ислам и военная служба в России » // Ислам, 2005, # 1, c. 62.

47  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, л.32 об.

48  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, Лл.13,32-32 об.

49  РГИА, ф.821, оп.133, д.576, л.214.

50  РГИА, ф.821, оп.133, д.603, л.55.

51  ПСЗ. – Собр. 2-е. – Т.XXIV. – Отд.1. – №23064.

52  Арапов Д.Ю. «Учредить штатные должности военных магометанских мулл» // Военно-исторический журнал, 2003, # 4, c. 73.

53 Свод военных постановлений, Т.3, c. 931, 933.

54  Исхаков С.М. « Тюрки–мусульмане в Российской армии (1914 – 1917) » // Тюркологический сборник, 2002, М., 2003, c. 245.

55  Согласно сведениям за 1904 г., распределение мусульман по военным округам было неравномерным: в Санкт-Петербургском и Финляндском – по 150 человек, в Одесском, Казанском, Сибирском, Приамурском – около 1 тыс., Туркестанском и Кавказском – по 1500, Московском – около 2 тыс., Киевском – около 3 тыс., Виленском – около 8 тыс., Варшавском – около 9 тыс. человек (РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.127).

56  РГИА, ф.821, оп.8, д.686, лл.112, 115 об.–116.

57  РГИА, ф.821, оп.8, д.686, л.118.

58  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.129.

59 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., c. 414.

60  ЦГИА РБ, ф.И-295, оп.3, д.1810, лл.1–1 об.

61  ПСЗ, Собр. 2-е, Т. XXIX, Отд.1, # 28402.

62  ПСЗ, Собр. 2-е, Т. XXX, Отд.1, # 29904; Свод военных постановлений, Т.3, c. 529,722.

63  РГИА, ф.821, оп.8, д.648, лл.45,14,15.

64  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, лл.128–128 об.

65  ПСЗ, Cобр. 3-е, Т.XXVIII, Отд.2, # 30503.

66 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., Кн.1, c. 420.

67  Исполняющему должность имама в Кронштадте Г.Абубакирову, имаму 21-го ластовского экипажа в г.Архангельске Абдуллатифу Абдулкаримову, исполняющему должность имама в г.Николаеве Херсонской губернии Абубакеру Салкаеву, исполняющему должность имама по 2-й половине 6-го экипажа в г.Ревеле Мухаметамину Сабитову, имаму 14-го ластовского экипажа в г.Севастополе Назмутдину Хабибуллину.

68 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов..., c. 410.

69 Приказы по военному ведомству, 1887 г., СПб., 1887, c. 414.

70  ПЗС, Собр. 3-е, Т.Х, Отд.1, # 6528.

71  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.35; ПСЗ, Собр.2-е, Т.ХХХ, # 29903.

72  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.71.

73  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, л.100.

74  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, лл.108–110.

75  РГИА, ф.821, оп.8, д.633, лл.89-89 об.

76  ПСЗ, Cобр. 3-е, Т.XXVIII, Отд.2, Приложение к ст. 30503, c. 117.

77 Справочник. Полный и подробный алфавитный указатель приказов…, Кн.1, c.418.

78  РГИА, ф.821, оп.8, д.1064, лл.183. 148.

Top of page

References

Electronic reference

И.К.Загидуллин / Il’dus K. Zagidullin, « Особенности соблюдения религиозных прав мусульман в российской сухопутной регулярной армии в 1874-1914 г. », The Journal of Power Institutions in Post-Soviet Societies [Online], Issue 10 | 2009, Online since 07 December 2009, connection on 23 March 2017. URL : http://pipss.revues.org/3745

Top of page

About the author

И.К.Загидуллин / Il’dus K. Zagidullin

Институт истории им. Ш.Марджани АН Республики Татарстан/ InstituteofHistorySh. Mardzhani, Tatarstan

Top of page

Copyright

Creative Commons License

Creative Commons License

This text is under a Creative Commons license : Attribution-Noncommercial-No Derivative Works 2.0 Generic

Top of page